Октябрь 21 2009

Э. Хемингуэй. «Прощай, оружие»

Роман американского писателя о Первой мировой войне, увиденный глазами лейтенанта итальянской армии — также американца, его любви к медсестре и дезертирстве с фронта.

Роман американского писателя о Первой мировой войне, увиденный глазами лейтенанта итальянской армии — также американца, его любви к медсестре и дезертирстве с фронта.
Роман носит полуавтобиографический характер и был написан и опубликован в 1929 году. Писался он в Арканзасе в доме тестя и тещи, которые освободили на время писания впавшего тогда после очередного развода в некоторое безденежье молодого журналиста-писателя.
Роман вполне вписался в контекст времени и сразу же нашел широкий доступ в читательские сердца. Достаточно сказать, что уже в 1930 году появились французкое, итальянское, немецкое (под заголовком ‘В другой стране’) издания книги. Шоу-бизнес моментально откликнулся на запросы публики: в 1930 году роман был инсценирован, а в 1932 экранизирован, получив сразу 4 Оскара, то есть фильм был признан нехилым.
Соотношение романа и экранизации — типичный для Америки пример, как киноиндустрия броской формой выхолащивает неудобное содержание. Режиссер фильма некий удачливый кинокоммерсант Ф. Борзаж прославился на переправе между немым и звуковым кино созданием лент ‘роскошного романтизма’, т. е. пальмы, море, спортивные мужчины и роскошные женщины, красивая музыка (для фильма был использован мощно насиропленный Вагнер), виллы, живописные батальные сцены, где очень красиво умирают солдаты и т. п., в координатах масштабный исторических событий, на которые была так богата первая половина XX века.
Хотя действие фильма и происходит в годы Первой мировой войны, он полностью фокусируется на любовной истории — у Хемингуэя именно военные сцены занимают если не центральное, то значительное место, а знаменитая битва у Изонцо (вернее непрерывная серия сражений в 1915—1917), становится таким же стержневым пунктом романа, как и Бородинское сражение в ‘Войне и мире’. Режиссер выстраивает целый любовный треугольник, где мужественному англосаксу в борьбе за хрупкую красавицу противостоит темпераментный горячий итальянский парень Ринальдо — чего в романе и в помине не было.
Любовница рожает, и не имея от нее писем, Генри берет отпуск (!? разве может главный герой в романтической фильме дезертировать, хотя именно мотив дезертирства и является центральным в романе — ‘я подписал сепаратный мир’) и мчится к возлюбленной, где его любовь помогает ей выдержать тяжелые физические испытания (в романе героиня умирает, оставив опустошенного Фреда (Фред — это имя, а Генри — фамилия гл героя) наблюдать за нескончаемым дождем).
Любопытно, но деньги, и немалые на фильм нашлись мгновенно, после чего писатель больше и думать не думал, чтобы сосать для осуществления своих творческих замыслов родственников жены.
‘Здесь слишком много сентиментов и в пастушеской концепции хэмингуэевского романа совершенно отсутствует сила прозрения лейтенанта Генри. Фильм скользит от эпизода к эпизоду, совершенно зажевывая горький опыт главного героя романа,’ — писал ведущий кинокритик того времени Мордант Халл (‘мордант’ переводится как ‘кусачий’, хотя это и не псевдоним).
‘Время оправдало фильм, — вторит ему на свое манер современный исследователь кино Д. Каллахан. — Оно подистрепало писательский пессимизм и заменило его мудрым заветом вечной любви и прощения…’ и далее по сю-сю-сю. Заметим, что сам писатель был предельно раздражен фильмом, воспроизведя свою желчь к киношникам в ‘Снегах Килиманджаро’, жестком рассказе, который был также экранизирован и оскаризирован и также превращен в мыльную оперу.
‘Ты бросаешь им свою книгу, они бросают тебе деньги, потом ты прыгаешь в машину и уматываешь как черт в ту сторону, откуда приехал,’ — говорил писатель о своих взаимоотношениях с продюсерами, но отказаться от 80 тыс долларов — по тем временам очень значительная сумма — он не рискнул. Для сравнения: за первые 4 месяца было продано 80 тыс экземпляров книги (причем первоначальный тираж в 30 тыс срочно допечатывался: такова была популярность), чего писателю даже не хватило, чтобы расплатиться с долгами и помочь обанкротившемуся отцу (вскоре после выхода книги тот покончил жизнь самоубийством).
После этого ‘Прощай, оружие’ экранизировался, телеверсировался множество раз, но все это шло по однажды проложенному фильмо Борзажа руслу. Так в 1957 году Вигором была создана кинореплика этого фильма с участием В. де Сика, более близкая к тексту романа, но удержаться от мелодраматической струи и прекрастных альпийских декораций постановщики были не в силах.
Где-то в конце 1960-х в анналах истории затерялись следы советского телеспектакля с Волковым в главной роли, воплощавших культовый для тех времен тип сильного хэмингуэвского мужчины — популярный в интеллигентской среде персонаж.
Историю взаимоотношений с поп-культурой можно подытожить любопытным замечанием английского писателя Э. Берджесса (1978): »Прощай оружие’ впервые отфильмовано в 1932… Эта искаженная в угоду популярному вкусу история с живой Катериной (так звали героиню романа) начала неудовлетворительную сагу плохого хемингуевского кино… Невозможно представить лучшего доказательства существенно ‘литературной ‘ натуры писателя, чем длинная череда посредственных фильмов, построенных на его произведениях’.



Copyright 2009-2017. All rights reserved.

Опубликовано Октябрь 21, 2009 admin в категории "Вечные спутники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *