Июнь 4 2010

Абеляр. «История моих бедствий»

Письма Абеляра к друзьям (1136), которым позднейшие переписчики дали нынешнее название, автобиографические заметки прославленного средневекового философа.

Письма Абеляра к друзьям (1136), которым позднейшие переписчики дали нынешнее название, автобиографические заметки прославленного средневекового философа. По существу эта первое произведение биографического плана, возможно, не только средневековой, но и вообще мировой литературы, где описывается жизненный путь не исторического деятеля, а простого человека. Даже античные авторы, весьма нескромные в понимании своих заслуг как-то не удосуживали себя чести быть главным действующим лицом. И даже Августин, на которого Абеляр ссылается как на главного зачинщика и вдохновителя своего весьма сомнительного мероприятия, больше философствовал в своих ‘Признаниях’, чем писал о себе любимом.
‘История’ хотя и на латинском языке, но читается живо и легко. В ней рассказывается об интеллектуальной жизни в Париже в период перед зарождением университетов и библиотек, о монастырской жизни. Кстати, и монахи и преподаватели философии, чтобы прокормить себя едва ли полагались только на свой интеллект, но должны были вести собственное хозяйство, тем более что ученики все норовили расплатиться натуральными продуктами, заваливая кельи профессоров мясом, овощами и фруктами и никому не нужным турнепсом.
Но безусловным гвоздем произведения является история любви ученого и его ученицы Элоизы. Как и чему они учились становится достаточно ясно, что как результат обучения у них появился сын. Поскольку Абеляр был духовным лицом и не мог жениться на Элоизе, ее родственники подкараулили философа и вырвали у него яйца, в чем он весьма откровенно признается.
Роман незадачливых ученика и ученицы получила столь широкое хождение, что у современного читателя ‘Истории’ едва ли не вызывает удивление факт, что этот роман в занимает в общем-то весьма скромное от объема всего произведения место. То есть эпизод попросту раздули, что свидетельствует о довольно-таки примитивных вкусах средневековых читателях. Им было мало самой автобиографии, так они еще присовокупили к ней еще письма Элоизы, ставшей аббатисой и гонявшей потом легкомысленных монашек — опыт-то на эти дела у нее был богатый. Впрочем, подлинность последних многими исследователями оспаривается.
О громадной популярности истории Элоизы свидетельствует тот факт, что уже в средние века сюжет прокатился по всей его Европы, докатившись до Грузии, и став одной из самых популярных грузинских любовных повестей — ‘Абессалом и Этери’. На сюжет которой уже в 1918 их музыкальный классик Захария Палиашвили написал прославленную в Грузии грузинскую оперу.
Между прочим история хождения похождений Абеляра и Элоизы позволяет добавить немного света ясности в одной запутанной историографической проблеме. Многие культурные явления, в частности, наиболее популярные сюжеты, теряют свое начало в глуби веков и даже тысячелетий. И исследователи выбиваются из сил, чтобы найти эти истоки, почему полагая, что где-то там ‘зарыта истина’. Истоки абеляровой легенды нам известны, но никаких особых блесток ослепительного сияния этой самой истины там не просматривается.
Да, написана неплохо, интересно, но весьма заурядно, и если не знать того мощного хвоста, который тянется за этим щуплым телом, то никакими особенными откровениями первоначальное ядро легенды не удивляет.
Честное слово, многие обработки сюжета гораздо интереснее оригинала. Таким несомненным шедевром является поповская (английского поэта Попа) поэтическая обработка письма Элоизы (1717). Заметим, за что Элоиза полюбила Абеляра непонятно, и о чем там они говорили, тоже неизвестно. До психологической прозы еще было далеко, и Абеляр не счел достойным передавать потомству свои разговоры. Из чего следует, что Элоиза была обыкновенной женщиной: любовь, тряпки, сплетни, позже — дети и семья — вот был круг ее вероятных интересов (письмо Элоизы этому вроде бы противоречит, там она пускается в такие теологические тонкости, которые явно доказывают, что к ее посланию приложили руку умные люди).
Несколько иная картина складывается к началу века Просвещения. Женщины уже интересуются политикой, литературой. Так что мужчина, лишенный интеллектуальной составляющей, уже им менее интересен, чем их прабабкам, по крайней мере, многим из них. Одной из таких продвинутых особей женского рода была была г. Монтегю. Еще до замужества она воспользовавшись богатой отцовской библиотекой самостоятельно выучила латинский язык, начала писать стихи и поэмы. Эта женщина весьма восхитила Попа, большого любителя прекрасного, в т. ч. и пола, но увы не любимца.
Монтегю ответила ему взаимностью, то есть восхищением и уважением, но отнюдь не в том, чего как раз мужчины больше всего и ждут от женщин. Поп был достаточно ироничен (вообще-то он был насквозь ироничен), чтобы оценить свою неудачу и вышутить ее. Ведь англичанину признаться, что он страдает от неразделенной любви — позорище. Максимум на что их мужчины способны — это когда уже совсем невмоготу выдавить из себя: ‘Послушай, а ведь ты мне даже нравишься’.
И все же горечь остается тонкой едва заметной струей. Вот все это Поп и вложил в свое ‘Письмо Элоизы’ (В этом письме Элоиза как бы отвечает Абеляру и обильно цитирует его) и именно эта смесь делового письма (авторша весьма хлопочет разными бытовыми проблемами), любви, иронии и легкой горечи и делают поэму Попа обалденной литературой.
Женщины продолжают развиваться и в наши времена. И вот уже Луиза Ринзер немецкая писательница до того нашпиговывает свой роман ‘Любовь Абеляра’ (1991) философией и всякими учеными премудростями, что рецензенты разводят руками ‘А полегче-то нельзя было? Хоть для приличия-то нужно было добавить хоть немного секса, а то мужикам и почитать нечего: одна сплошная философия’.
Впрочем, любители клубнички могут не волноваться. К их услугам роман другой писательницы Марьон Мид (Meade) и снятый по нему фильм (‘Украденные небеса’ — 1999) и поставленная уже по фильму опера, где клубнички на все вкусы более чем достаточно. Кстати, в свое время Абеляр был осужден Суассонским собором, где эта история с Элоизой весьма поспособствовала его осуждению. Так вот теперь церковь уже давно простила его шашни с Элоизой, а вот покушение на авторитет церкви — нет. Так что ставить точку в истории бедствий Абеляра пока рано.



Copyright 2009-2017. All rights reserved.

Опубликовано Июнь 4, 2010 admin в категории "Вечные спутники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *