Июнь 4 2010

Библия. «Вавилонская башня»

Вавилонская башня — башня, которой посвящено библейское предание, изложенное в первых девяти стихах 11 главы книги Бытие. Сам рассказ настолько короток, что его можно привести здесь целиком:

Вавилонская башня — башня, которой посвящено библейское предание, изложенное в первых девяти стихах 11 главы книги Бытие. Сам рассказ настолько короток, что его можно привести здесь целиком:
‘На всей земле был один язык и одно наречие. Двинувшись с востока, они нашли в земле Сеннаар равнину и поселились там. И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести. И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город [и башню].’
Рассказ, скорее всего возник в VI в до н. э., когда евреев угнали в Вавилон. И события, легшие в его основу легко угадываются. ‘Вавилонская башня’ — это скорее всего зиккурат, вавилонское святилище, поражавшие воображение не видевших таких мощных сооружений земледельческих евреев (высота самого большого из них достигала 91 м). В более широком смысле за ‘башню’ можно принять город Вавилон, строительный бум в котором достиг такого невиданного для древнего мира размаха, что даже гостивший на берегах Тигра Геродот, афинянин, каждодневно гордившийся Парфеноном и статуей Зевса высотой от 12 до 17 по разным оценкам метров, был ошеломлен масштабами сооружений. Кстати, именно Геродот измерил величину зиккуратов и дал о них отчет последующим поколениям.
В переносном смысле ‘Вавилонскую башню’ нетрудно отожествить с вавилонским государством, покорившим тогда множество стран и народов, а фактически всю известную др. евреям землю, и заставлявшим эту многоплеменную толпу жить по одним законам и делать одно общее дело — как раз строительство этой ‘вавилонской башни’ города Вавилона. Евреи, которые были отнюдь не начальниками на этих строительных работах, а, скорее всего рабсилой, естественно, не очень благоволили к этому мероприятию и надеялись на божью помощь в его, так сказать, насильственном прекращении.
Данная легенда — уникальна и не встречается ни у одного народа, хотя, конечно, древний фольклор еще изучен недостаточно. Для последующих поколений она стала предостерегающим прообразом объединения человечества во имя единой цели некоей универсальной идеей и предсказала конец, который нас ожидает на этом пути.
Однако, похоже внимать ему мы никак не хотим. Еще тлеет головешками очередная рухнувшая вавилонская башня — построение светлого коммунистического будущего, — а земляне уже пустились в новый проект подобного рода. На этот раз кодовое название — глобализация. И хотя его реализация телепается еще в самом зародыше, а уже появились первые ласточки его грядущего крушения и ласточки все те же — смешение языков.
Тут тебе и Майкрософт, обуянный погоней за мамонной, создает одну новую версию своих пакетов, не понимающую предыдущую за другой и вгоняющей в транс взаимонепонимания пользователей разных версий. Тут тебе и Евросоюз никак не хочет брать в свои ряды Турцию, очревативая будущее нехилыми конфликтами и противостояниями. Тут тебе и китайцы, отделившие свой собственный Интернет системой уникальных доменных имен от мирового и пустившими тем самым под откос всю идею заложенного в мировых сетях единого киберпространства, разговаривающего на едином коммуникационном языке.
Вообще главная угроза мировому сообществу исходит именно от Китая, и именно с тех пор, как они начали покидать практиковавшуюся там столетиями систему самоизоляции и полезли в мировую политику. И угроза это не столько военная и демографическая (которые еще весьма отдалены), а та, что им по барабану все те договоренности и принципы, писанные и неписанные, которые человечество веками вырабатывало для более комфортного обустройства своего бытия, типа кантовской идеи ‘всеобщего мира’ и которые они готовы без колебания обрушить, да в общем-то уже и обрушают.
Что там говорить о китайцах, когда даже математики, вроде бы выработавшие единый язык формул и чисел, своеобразный научный эсперанто, сегодня доразвивали его уже до такой степени, что математики, работающие в разных областях и принадлежащие к разным школам, перестали понимать друг друга. Допустим, профессор из Барнаула не может договориться с теми, с кем он на праздники вместе пьет, и ездит за интеллектуальной подпиткой в единственное место на Земле, где его изыскания могут быть поняты — в Чехию. Заметим, что непонимание математиков зашло так далеко, что одни и те же символы и формулы — а в каком алфавите можно набрать столько знаков — значат уже совершенно разное.
Но самую главную идею Вавилонской башни придумал Христос. Будто можно все народы привести к почитанию единого, хотя бы и в трех лицах, бога и к единой системе нравственности, отчет в соблюдении которой со всего человечества спросят на Страшном суде. Тут уж затруднительно сказать, какому пророчеству отдать предпочтение. Хотелось бы, конечно, о едином царстве божием на земле, но как-то больше верится в очередное смешение языков и крушение христовой вавилонской идеи-башни. А будет жаль! Даже безбожникам.



Copyright 2009-2017. All rights reserved.

Опубликовано Июнь 4, 2010 admin в категории "Вечные спутники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *