В гостях у Младшего Брата 2009 (Марина Самодурова)

О годичной учебе в Китае рассказывает студентка 5 курса АлтГУ.

"Где эта улица, где этот дом..."

Яньшаньский университет (Яньда) (г. Циньхуандао, провинция Хэбэй) на целый год стал для меня и нескольких моих товарищей из АлтГУ "китайской Alma Mater". Это серьезное учебное заведение имеет 80-летнюю историю, однако в Циньхуандао новый кампус был построен в 1998 г., он вмещает около 40 тыс. студентов. Университет развивается быстрыми темпами, отвечает всем требованиям времени, хорошо технически оснащен. Яньда уделяет большое внимание международному сотрудничеству, заключая многочисленные научные и образовательные контракты с иностранными университетами, приглашая на работу преподавателей и обучая студентов из различных стран мира.

Красивый и современный Циньхуандао известен тем, что 2000 лет назад рядом с будущим городом была заложена и постепенно выросла прямо из Желтого моря Великая китайская стена. Два других пригорода - Бэйдайхэ и Наньдайхэ являются известнейшими курортами, где отдыхают, в частности, представители Коммунистической партии Китая и Российской дипломатической миссии, а также многочисленные русские туристы и другие иностранцы. Удачное "геополитическое" положение Циньхуандао определяется и тем, что город отстоит всего лишь на 200 км от Пекина.

Плоды учения

Нам преподавались все языковые предметы: базовый китайский язык, грамматика, устная речь, аудирование, чтение, а также факультативные - музыка и ушу. В первом семестре в рамках последнего предмета изучала гимнастику тайцзицюань, во втором - искусство меча, что способствовало более подробному ознакомлению с китайской философией и культурой, не говоря уже об особом искусстве выполнения боевых упражнений под руководством китайского "лаоши" (учителя). Помимо учебы хотелось использовать любую возможность, чтобы узнать больше о стране, ее культуре и традициях. Установились дружеские отношения с американскими и немецкими преподавателями, иногда удавалось посещать их занятия, принимать участие в культурных вечерах и пр. Нередко приходилось выступать в роли учителя русского и английского языков. Время было занято полностью учебой, поэтому попутешествовать удалось не так много, как хотелось бы, - в основном, по городам Северного Китая, в их числе Пекин, Чэндэ, Синчэн (зато по каким! Помимо всего прочего, эти города раскрыли все многообразие китайского буддизма). Туристические задачи было решено реализовать в будущем.

Научиться удалось многому. Существенно углубились знания в области китайского, что было подтверждено государственным экзаменом на уровень языка - китайским аналогом Toefl'а и несколькими сессиями в самом китайском университете. Полученные документы имеют значение при устройстве на работу и для продолжения учебы в Китае по специальности.

О плохой и неплохой экологии

В провинции Хэбэй экология неплохая, по сравнению, например, с Гуандун, другими южными индустриальными провинциями, с городом Шанхаем. Климат морской, хороший. Воздух в кампусе, который находится за пределами города на берегу моря, достаточно чистый. На дымящие трубы стекольного, например, завода в центре города и других промышленных предприятий мы старались не обращать внимания, хотя небо зимой и весной было заметно серым. Благодаря усиленному употреблению фруктов и других свежих продуктов здоровье многих из нас даже улучшилось, о чем косвенно свидетельствуют наши счастливые розовые щеки и даже некоторая прибавка в весе.

"Что хлеб насущный нам готовит"

Культуры питания в России и в Китае существенно разнятся. С одногруппниками мы поначалу очень страдали от отсутствия сыра, который китайцы не любят. Все прелести западной гастрономии можно было встретить только в Пекине. Зато наши девушки делали совершенно потрясающие бутерброды с ветчиной и сыром вроде "Хохланда" (единственным видом импортного сыра в городе), которыми радовали многонациональные компании во время различных празднеств. От молока мне тоже пришлось отказаться, поскольку его вкус в Китае очень напоминает наше кипяченое молоко. Хлеб в Китае оригинальный. Если мы культура пшеницы, то Китай, как известно, культура риса. Они все едят с рисом, а хлеб выступает в качестве сладкого, он молочный и обладает весьма странным для русского человека вкусом, его едят с джемом. Так что мы практически год прожили без нормального хлеба. Питались, в основном, овощами (хотя отсутствие свеклы, и как следствие - борща, некоторым иногда казалось пыткой и являлось прямой причиной ночных всхлипов: "Мама, забери меня отсюда!..." и др.), которые по вкусу тоже несколько отличаются от наших благодаря климату и, видимо, химикатам, без которых на истерзанной за тысячелетия сельского хозяйства почве вырастить что-то весьма трудно. Хотя мясные и рыбные блюда в Китае, да и вообще, вся кухня, конечно, бесподобны. Существует не менее 8 основных региональных школ китайской кулинарии, причем, у каждой из 56 народностей КНР - свои особенности приготовления пищи. Богатство и разнообразие блюд определяется еще и наличием огромного количества растений и, в частности, морепродуктов, которые являются уникальными и просто не существуют в других странах. При упоминании названий любимых китайских блюд у многих из нас в глазах появляются нездоровый блеск и неодолимая тоска...

Сделали вывод, что Китай - это страна, в которой вкусную, изысканную и свежую еду выгоднее покупать, чем готовить. Готовая еда продается буквально на каждом шагу: от шашлыка из осьминога до конфет из карамелизованного гигантского боярышника, знаменитого жареного доуфу и невылупившихся цыплят в соусе, фруктовых, ореховых и прочих сладостей. Помня историю Китая времен культурной революции, когда несчастными людьми были съедены даже воробьи, некоторые сохранили предрассудки, что ситуация с продовольствием в КНР и сейчас не лучшая. Из своего опыта твердо заключила, что умереть с голоду в Китае невозможно, но вела в смысле питания довольно аскетический образ жизни: практически не покупала мяса, ела рис, овощи и фрукты, в теплом мягком морском климате мяса не хотелось. Экзотические деликатесы, вроде свежего морского ежа, панацеи от всех болезней, по словам местных жителей, отчего-то не вдохновляли.

"Враг мой?"

Отвечая на острый вопрос о современном состоянии российско-китайских отношений, наверное, следует сказать, что нам с Китаем судьбой предопределено быть вместе, хотя бы потому, что у нас самая длинная сухопутная граница и вечное соседство, не говоря о глобальных экономических и политических факторах, сближающих наши страны. Никакой враждебности к русским в Китае не наблюдала. Русские рассматриваются как самые любимые иностранцы из всех. Мы, в отличие от европейцев, не запятнали себя ни "опиумными войнами", ни другими явными намерениями подчинить эту страну, или как американцы, не пытались навязать свой стиль жизни и т.д. Многие китайцы помнят русский язык со времен "дружбы" с Большим Братом. Китайцы считают, что русские - самые добрые, душевные и сильные, русская литература, спорт, музыка - самые великие, русское оружие не знает равных, а русские женщины - вне конкуренции по красоте.

Представляется, что после периода охлаждения наши отношения вновь встали на конструктивные рельсы, в которых экономическое направление является приоритетным. По мнению проректора Института практического востоковедения И.В. Кочергина, известного китаиста, который преподавал русский язык в Яньде, и с которым мне выпала удача общаться, первая стадия сближения России и Китая - на официальном уровне, крупные государственные проекты. Только затем настанет эпоха поддержки среднего и малого предпринимательства - китайцы очень осторожны и переменчивы в бизнесе. Однако очевидно, что стратегическое партнерство имеет очень большие перспективы.

Срединное государство

Китайцы очень любят свою страну и без острой необходимости ни за что не покинут ее. Считается, что это Срединное государство, полное счастья и изобилия, и лучше его быть не может, в чем активно, в поэтической и музыкальной форме, убеждают эмоциональные громкоговорители в общественных местах, золотые на красном лозунги на учреждениях и т.д. Даже в наши дни социалистическая пропаганда играет важную роль, соседствуя при этом с яркими рекламными плакатами и акциями. Хотя китайцы восторженно отзываются о других странах, большинство не имеет возможности путешествовать по причинам как материальным, так и политическим. Оформить визу очень трудно, поскольку некоторые страны, например, США и страны ЕС, вводят ограничения на въезд китайцев. Да и само социалистическое государство не стремится знакомить своих граждан с прелестями капитализма, кроме уже существующих (а их поистине много). Трансляции ВВС ("Би-би-си") и других иностранных каналов идут с купюрами. При этом понятия "глобализация", "интеграция" очень популярны на устах у студентов, прогрессивных кругов общества. Следует сказать, что эта способность сочетать элементы социалистического и капиталистического режимов с такой эффективностью для развития страны напрямую способствует так называемому "китайскому чуду" и вызывает искреннее удивление остального мира.

По трубам не полезут

Что касается возможной "территориальной экспансии" КНР в Россию, активно обсуждаемой в наши дни, по мнению жителей Дальнего Востока, она началась давно. Сами же китайцы полагают, что это всего лишь миграционный поток временных наемных работников, которые не могут трудоустроиться у себя на родине и, "как все в мире", перемещаются по планете. При этом каждый уважающий себя китаец желает, когда придет его час, найти последнее пристанище на Родине.

Антропогенная нагрузка в Китае, конечно, немыслимая - более 1,5 млрд. человек, что более чем в 10 раз больше 142-миллионного населения Российской Федерации (при этом значительная часть жителей КНР, в особенности деревенских, живет за чертой бедности. Однако политика "1 семья - 1 ребенок" уже дала свои результаты и некий "демографический спад" (в китайском варианте). Интересно, что социальными проблемами современного Китая становятся эгоизм и избыточный вес детей, которых, самых любимых, единственных и лучших на свете, нещадно балуют и закармливают. Сложно сказать, пойдут ли китайцы "по трубам" на Алтай в случае постройки газопровода - они очень привязаны к своей стране и к своим семьям, не желая покидать "лучшую из лучших землю". Однако дисциплина, послушание имеют для китайцев не меньшее значение: Партия скажет "Надо!" - китаец пожертвует личными интересами. Вес Китая в мире растет очень быстро, причем, сами китайцы пока не осознают этого величия. Что будет когда осознают?..

Об искусстве, которое принадлежит народу

Большое впечатление, как ни странно, произвела китайская публика. Большинство китайцев необыкновенно радушны, но когда дело доходит до искусства, особенно музыки, шторму положительных флюидов нет предела. Такого горячего приема я нигде не видела, хотя со сценой и музыкой связана еще со времен музыкальной школы, затем капеллы АлтГУ и т.д. Практически сразу после приезда в Китай мы с одногруппником были вовлечены в интереснейший вид деятельности под условным названием "Китайские песни о главном в исполнении больших иностранных братьев". Мы с Ромой поучаствовали в нескольких больших концертах в университете с песнями на китайском с собственным гитарным сопровождением, а в конце выступления "добивали" зал любимой китайцами песней всех времен и народов "Подмосковные вечера" ("Mosike jiaowei de wanshang") на русском. Потом приглашали петь и на огромный аспирантский концерт и на другие концерты, на американских вечерах исполняла на английском и немножко на французском и т.д. После такого приема не могла не вспомнить об алтайских талантах и по приезде в Барнаул зимой предложила Р.Г. Галямову, руководителю молодежной хоровой академической капеллы АлтГУ идею о представлении нашей капеллы восторженной китайской публике. Явление капеллы народу было бы просто культурным шоком.

В какой-то степени апофеозом музыкальной эпопеи в Китае стало участие в конкурсе декламирования и пения на китайском языке среди иностранных студентов. Мы, представители АлтГУ, в большинстве своем попытали удачу и зимой и летом. Зимой я декламировала, а летом декламировала и пела - получилось выиграть. Кстати, многие китайцы очень хорошо поют. В смысле пения в Яньде вообще было талантливое окружение. Во втором семестре я жила в гостинице с двумя монголками и кореянкой. Мы постоянно устраивали домашние концерты, пели вместе, учили языки друг друга, но навек нашу дружбу скрепила, конечно, международная, как оказалось, песня "Миллион алых роз". На корейском языке она звучит очень красиво. А в первом семестре мы жили с одногруппницами, часто собирались "русской диаспорой", никто, наверное, не забудет любимую игру "Крокодил".

Братья по разуму

Во время учебы появилось огромное количество новых знакомств, много друзей. Это и люди, с которыми выступали на одной сцене, и студенты-международники с факультета мировой политики, и люди, сердечно помогавшие во всем, и моя китайская "семья", и любимые учителя, о которых разговор особый. Образованные китайцы - очень интересные, начитанные люди, прекрасно знающие мировую географию и политику (в отличие от "братьев по разуму" из других стран). Китайцы очень отзывчивые и доброжелательные. Мы жили в одном отеле с английскими, американскими, немецкими, японскими преподавателями, с которыми тоже очень подружились. В дружеской атмосфере университета и за его пределами выработались навыки общения с совершенно разными людьми, на разных языках, с учетом различных особенностей и традиций разных народов. Со многими друзьями до сих пор поддерживаем связи и сотрудничаем, надеюсь, скоро увидимся вновь.

После года в Китае для многих из нас, российских студентов, эта чужбина перестала быть таковой. Надеюсь, что сможем реализовать собственные планы, в первую очередь, успешно окончив университет, став достойными специалистами, способствовать развитию многосторонних связей России и Китая, углублять дружбу народов, совершенствоваться и совершенствовать. Пусть этот яркий и плодотворный год в нашей жизни станет для этого прочной основой.

Хочется верить, что тезис времен Старшего и Младшего Братьев "Русский с Китайцем - братья навек!", вновь станет знаковым для двух великих государств.
Автор: Марина Самодурова

Your rating: Нет