Носов В. Как Незнайка сочинял стихи

Глава из знаменитой детской повести дает очень точные представления, с какими трудностями сталкивается начинающий поэт
После того как из Незнайки не получилось художника, он решил сделаться поэтом и сочинять стихи. У него был знакомый поэт, который жил на улице Одуванчиков. Этого поэта по-настоящему звали Пудиком, но, как известно, все поэты очень любят красивые имена. Поэтому, когда Пудик начал писать стихи, он выбрал себе другое имя и стал называться Цветиком.
Однажды Незнайка пришел к Цветику и сказал:
-- Слушай, Цветик, научи меня сочинять стихи. Я тоже хочу быть поэтом.
-- А у тебя способности есть? -- спросил Цветик.
-- Конечно, есть. Я очень способный, -- ответил Незнайка.
-- Это надо проверить, -- сказал Цветик. -- Ты знаешь, что такое рифма?
-- Рифма? Нет, не знаю.
-- Рифма -- это когда два слова оканчиваются одинаково, -- объяснил Цветик. -- Например: утка -- шутка, коржик -- моржик. Понял?
-- Понял.
-- Ну, скажи рифму на слово "палка".
-- Селедка, -- ответил Незнайка.
-- Какая же это рифма: палка -- селедка? Никакой рифмы нет в этих словах.
-- Почему нет? Они ведь оканчиваются одинаково.
-- Этого мало, -- сказал Цветик. -- Надо, чтобы слова были похожи, так чтобы получалось складно. Вот послушай: палка -- галка, печка -- свечка, книжка -- шишка.
-- Понял, понял! -- закричал Незнайка. -- Палка -- галка, печка -- свечка, книжка -- шишка! Вот здорово! Ха-ха-ха!
-- Ну, придумай рифму на слово "пакля", -- сказал Цветик.
-- Шмакля, -- ответил Незнайка.
-- Какая шмакля? -- удивился Цветик. -- Разве есть такое слово?
-- А разве нету?
-- Конечно, нет.
-- Ну, тогда рвакля.
-- Что это за рвакля такая? -- снова удивился Цветик.
-- Ну, это когда рвут что-нибудь, вот и получается рвакля, -- объяснил Незнайка.
-- Врешь ты все, -- сказал Цветик, -- такого слова не бывает. Надо подбирать такие слова, которые бывают, а не выдумывать.
-- А если я не могу подобрать другого слова?
-- Значит, у тебя нет способностей к поэзии.
-- Ну, тогда придумай сам, какая тут рифма, -- ответил Незнайка.
-- Сейчас, -- согласился Цветик.
Он остановился посреди комнаты, сложил на груди руки, голову наклонил набок и стал думать. Потом поднял голову кверху и стал думать, глядя на потолок. Потом ухватился руками за собственный подбородок и стал думать, глядя на пол. Проделав все это, он стал бродить по комнате и потихоньку бормотал про себя:
-- Пакля, бакля, вакля, гакля, дакля, макля... -- Он долго так бормотал, потом сказал: -- Тьфу! Что это за слово? Это какое-то слово, на которое нет рифмы.
-- Ну вот! -- обрадовался Незнайка. -- Сам задает такие слова, на которые нет рифмы, и еще говорит, что я неспособный.
-- Ну, способный, способный, только отстань! -- сказал Цветик. -- У меня голова разболелась. Сочиняй так, чтобы был смысл и рифма, вот тебе и стихи.
-- Неужели это так просто? -- удивился Незнайка.
-- Конечно, просто. Главное -- это способности иметь.
Незнайка пришел домой и сразу принялся сочинять стихи. Целый день он ходил по комнате, глядел то на пол, то на потолок, держался руками за подбородок и что-то бормотал про себя.
Наконец стихи были готовы, и он сказал:
-- Послушайте, братцы, какие я стихи сочинил.
-- Ну-ка, ну-ка, про что же это стихи? -- заинтересовались все.
-- Это я про вас сочинил, -- признался Незнайка. -- Вот сначала стихи про Знайку: Знайка шел гулять на речку, Перепрыгнул через овечку.
-- Что? -- закричал Знайка. -- Когда это я прыгал через овечку?
-- Ну, это только в стихах так говорится, для рифмы, -- объяснил Незнайка.
-- Так ты из-за рифмы будешь на меня всякую неправду сочинять? -- вскипел Знайка.
-- Конечно, -- ответил Незнайка. -- Зачем же мне сочинять правду? Правду и сочинять нечего, она и так есть.
-- Вот попробуй еще, так узнаешь! -- пригрозил Знайка. -- Ну-ка, читай, что ты там про других сочинил?
-- Вот послушайте про Торопыжку, -- сказал Незнайка. Торопыжка был голодный, Проглотил утюг холодный.
-- Братцы! -- закричал Торопыжка. -- Что он про меня сочиняет? Никакого холодного утюга я не глотал.
-- Да ты не кричи, -- ответил Незнайка. -- Это я просто для рифмы сказал, что утюг был холодный.
-- Так я же ведь никакого утюга не глотал, ни холодного, ни горячего! -- кричал Торопыжка.
-- А я и не говорю, что ты проглотил горячий, так что можешь успокоиться, -- ответил Незнайка. -- Вот послушай стихи про Авоську: У Авоськи под подушкой Лежит сладкая ватрушка. Авоська подошел к своей кровати, заглянул под подушку и сказал:
-- Враки! Никакой ватрушки тут не лежит.
-- Ты ничего не понимаешь в поэзии, -- ответил Незнайка. -- Это только для рифмы так говорится, что лежит, а на самом деле не лежит. Вот я еще про Пилюлькина сочинил.
-- Братцы! -- закричал доктор Пилюлькин. -- Надо прекратить это издевательство! Неужели мы будем спокойно слушать, что Незнайка тут врет про всех?
-- Довольно! -- закричали все. -- Мы не хотим больше слушать! Это не стихи, а какие-то дразнилки.
Только Знайка, Торопыжка и Авоська кричали:
-- Пусть читает! Раз он про нас прочитал, так и про других пусть читает.
-- Не надо! Мы не хотим! -- кричали остальные.
-- Ну, раз вы не хотите, то я пойду почитаю соседям, -- сказал Незнайка.
-- Что? -- закричали тут все. -- Ты еще пойдешь перед соседями нас срамить? Попробуй только! Можешь тогда и домой не возвращаться.
-- Ну ладно, братцы, не буду, -- согласился Незнайка. -- Только вы уж не сердитесь на меня.
С тех пор Незнайка решил больше не сочинять стихов.