Писательская анкета. Ш. Хини

Ш. Хини
Стоит ли быть писателем? Зачем?
Многие поэты научили меня тому, как писатель может выжить в сегодняшнем мире. Нужно доверять своим чувствам, верить в то, что делаешь, и прислушиваться к себе
Как вы относитесь к славе, известности, популярности? Может ли быть поэт популярным в современным мире?
Поэзию сегодня читают, например, у нас в Ирландии многие. Люди разного возраста, с разным доходом, из разных социальных слоев. Если стихотворение, например, напечатано в субботнем приложении к "Айриш Таймс", то будьте уверены: его прочтет несколько членов парламента, несколько юристов, несколько людей из "пьющего класса" в пабах и несколько ваших личных врагов, конечно. Есть поэты, чьи имена хорошо известны, многие из них – настоящие знаменитости. Вы можете разговаривать об их поэзии с таксистом – и он понимающе ухмыльнется. Мне повезло, что я в их числе. В то же время, конечно, есть и поэты, которых знают недостаточно, хотя их стихи великолепны.
Нобелевская премия как-то повлияла на вашу популярность?
Не знаю… Мне кажется, что количество моих читателей как-то плавно росло с семидесятых, а Нобелевскую премию я получил в 1995-м. Но вот что я точно знаю – что перед Рождеством 95-го года, когда покупались подарки, моих книжек было куплено действительно больше, чем обычно.
А вообще Нобель отражает реальное положение дел в литературе?
Нет такого количества премий, чтобы их раздать всем, кто того заслуживает. Очень просто в любой стране составить список писателей, которые должны были бы получить Нобеля – и не получили. Да что там говорить: Джойс ее не получил, Набоков не получил! Когда мне достался Нобель, я звонил своим друзьям – поэту Тэду Хьюзу и драматургу Брайану Фрилу – и извинялся: мол, это они ошиблись, наверное, не тому дали. Брайан Фрил ходил в тот же колледж, что и я и посол Шарки, так я сказал: они просто выбрали не того мальчика из Сент-Колона.
Что является стимулом в вашем творчестве?
Это индивидуально. Раз на раз не приходится. Возьмите, моего "Беовульфа". Меня попросили его перевести на современный английский еще очень давно, в середине 1980-х, издатели Нортоновской антологии английской литературы (The Norton Anthology of English Literature). Но тогда дело застопорилось на первых ста стихах, и мне пришлось отложить перевод до лучших времен. Я даже пытался отказаться от этой работы, предлагал издательству отдать ее Тэду Хьюзу: он был такой серьезный, усидчивый и поэт был великолепный. Ничего не трогалось с места до тех пор, пока я не нашел в древнем тексте ключ, золотое слово, которое стало связующим звеном, мостиком между двумя столь далекими культурами Средневековья и современности. Словом этим был глагол "страдать". Я вспомнил свое детство, прошедшее в Северной Ирландии, своего дядю Питера, – и древний эпос со всей меланхолией и торжественностью его языка зазвучал для меня голосом этого человека, глубоким и простым. Так я и смог справиться. И, конечно, сказалась любовь к англо-саксонской поэзии, развившаяся во мне еще в пору студенчества в Королевском университете Белфаста. Это тоже помогло невероятно.
Прельщает ли вас статус профессионального писателя? Можно ли, скажем, в Ирландии жить литературными заработками?
Нет, разумеется, нельзя! Я всю жизнь то преподавал, то работал на радио – у меня и до сих пор своя радиопередача вместе с женой на ВВС. Может быть, только авторы романов-бестселлеров… Ну да, они могут. Но только романисты!
Интервью со знаменитым ирландским писателем, лауреатом Нобелевской премии по литературе 2004 года, полностю помещено на http://noblit.ru/content/view/404/33/
Your rating: Нет