Потерянная Инфанта (название рабочее) главы 1 - 5

Глава №1
-Я не выйду за него. – Селин откинула со лба непокорную темную прядь волос. – И я отлично понимаю, чья это идея. – Девушка твердо смотрела в глаза своего отца лорда Эгертона, который невольно покосился на свою жену леди Маргарет. Мать, или скорее наоборот, дочь Селин вовсе не похожа на чопорную, изысканную и утонченную Мегги. Они почти полные противоположности друг друга. Две стороны одной медали. Мегги, словно мраморная статуэтка: сколь красива и утончена, столь же холодна и сдержанна. Белоснежная кожа, яркие голубые глаза, хоть и утратили некоторую наивность, но все столь же притягательны, русые волосы, уложенные под дорогой диадемой и сеткой расшитой мелким жемчугом, все это леди Эгертон. Почти ее точная копия старшая сестра Селин Марисабель. Только Селин совершенно выбивается на их фоне. По сравнению с матерью и сестрой она относительно невысока ростом, волосы у нее цвета красного вина, когда его в бокале пронзает солнечный луч, а глаза зеленые. Да и кожа не так бела как у матери и сестры. Она несколько медового оттенка, что в детстве доводило ее крайности. Чего она только не пробовала, чтобы быть такой же красивой как ее мать и сестра! Но как ни крути, а в семье ее считают «гадким утенком». И она с этим смирилась. Она другая и с этим ничего не поделать. Более того, их различия с матерью и сестрой выходят далеко за рамки внешности. Селин росла словно сорная трава, проводя свое время в забавах и проделках с детьми дворовой челяди. Не хуже мальчишек она лазала по крышам и деревьям, тайком научилась владеть арбалетом и ножами, ездить верхом. Огромная библиотека и страсть к книгам дали ей знания и образование, выходящее далеко за пределы салонного. Она увлеклась врачеванием, что, впрочем, необходимо знать леди, прекрасно владела пером, математическими исчислениями, могла блеснуть отличными знаниями в литературе, философии, географии. Но вышивание и вязание совершенно не входили в перечень ее достоинств. Единственное, на что отец потратился в ее образовании, так это уроки музыки, пение и танцы. Господь наградил ее великолепным голосом и слухом, и девушке эти науки давались без труда. Ее же сестра могла с легкостью упасть в обморок при виде меча или арбалета, дико боялась лошадей и совершенно не умела писать. Зато Марисабель с легкостью могла быть, да чего уж там, и была, украшением любого салона. Она мило говорила глупости, как и леди Эгертон обожала сплетни, прекрасно пела романсы и вышивала гобелены.
-Дорогая. – Пришла на помощь мужу Маргарет. – Это твой, возможно, единственный шанс выйти замуж. – Должна же ты понимать, что ...
-Не красивая. – Кивнула головой Селин.
-Да, детка. К сожалению, это так. К тому же это выгодный во всех отношениях брак. Ты станешь графиней! Будешь представлена ко двору! Это такая честь!
-Забавно, что вы лишили этой чести Марисабель. – Селин с обидой смотрела на мать и с горечью понимала, что никогда она не любила и не полюбит ее так, как любит сестру. – Все же она старшая и должна выйти замуж первой.
-Марисабель станет женой достойнейшего из женихов Англии и Франции! Я сделаю все для ее счастья! Она достойна венца королевы!- Маргарет невольно осеклась, увидев невысказанную боль в глазах своей младшей дочери. – Но твоя судьба так же отлично устроена. Тебе совершенно не о чем волноваться. – Мегги легонько коснулась губами горячего лба дочери и выпорхнула из комнаты.
-Почему у меня странное чувство, будто я вовсе не ее дочь? – Со вздохом спросила Селин.
-Достаточно споров и уговоров! – Лорд Эгертон взмахнул рукой, словно мечом, пресекая споры. – Ты, как покорная и любящая дочь, будешь повиноваться и сделаешь графа де Ларен счастливым семьянином!
- Несмотря на то, что почти вдвое старше тебя! – Воскликнула Селин.
- Да, черт возьми! А так же несмотря на его огромный живот, лысину и одышку! Довольно этих глупых споров! – Лорд Эгертон все же ударил кулаком по столу. – Твое совершеннолетие через неделю. Тогда же и венчание. К этому событию все готово. И не вздумай затеять что-нибудь, чтобы сорвать свадьбу! Впрочем, у тебя не будет времени на глупости.
Ее отец оказался прав. Ее опекали постоянно, не оставляя ни на минуту наедине со своими мыслями. Примерки платьев, сбор огромного приданого, приезд гостей, которых собиралось огромное количество, не оставляли девушке ни времени ни сил на дальнейшее сопротивление. Впрочем, работа находилась для всех и каждого. Даже ее сестра нашла время между примеркой собственных нарядов и украшений, которые, к слову сказать, были едва ли не красивей и дороже, чем приданое невесты, (Марисабель должна блистать на этом празднике, ведь поговаривают, приглашен сам герцог Винсент де Аберкон), заглянуть к Селин со словами притворной жалости.
-Хватит лить слезы. – Марисабель критически оглядывала подвенечное платье. – Оно, безусловно, великолепно. И ты выглядишь в нем вполне сносно. Хотя, ты же понимаешь, что не блещешь особенной красотой.
-Конечно. – Миролюбиво согласилась Селин. – Но количество твоих нарядов и украшений едва ли меньше всего моего приданого. К чему такое расточительство?
-На твоей свадьбе будут все самые родовитые семьи Европы! Не буду же я выглядеть замарашкой! К тому же, сестренка, за тебя как ни странно, дали очень хорошую цену. И мы с маменькой взяли немного денег. На шпильки. Твой будущий муж вовсе не скряга. Он не поскупился. Вот эта милая камея один из его подарков.- Она коснулась очаровательной незабудки, вырезанной из мерцающего голубоватыми искрами, камня и оправленной в золото. – Я в восторге от нее. Обязательно узнаю имя мастера и закажу еще что-то подобное!
-Вы взяли часть вещей, подаренных мне будущим мужем? – Спросила Селин растерянно. – Но как же так?
-Да ладно тебе, сестренка! Поверь, все эти драгоценности, ткани и меха, не сделают тебя более привлекательной. Да и для кого? Для жирного, похотливого борова? Право, это смешно.
- А ты, значит, должна быть неотразима. – Констатировала Селин с сарказмом. – И для кого же?
- Для герцога Аберкорна. Это один из самых завидных женихов во всей Англии и Франции! Можно сказать, он родился на ступенях трона!
-Это как? – У Селин не осталось сил ни сердиться на мать и сестру, ни тем более завидовать.
-Он племянник какого-то там короля. Да и не это главное! Кроме того, что он знатен и сказочно богат, он еще и очень красив!
-Не слишком ли большой будет конкуренция за такого сказочного жениха?
-Ничего. Не выйдет с этим, получится с другим. У него есть брат. А уж его-то мы с маменькой не упустим. К тому же, охота уже началась. Ну, я пойду. Мне нужно еще так много всего примерить. – Она с улыбкой скрылась за дверью.
-Мама! Вы с Марисабель присвоили себе большую часть подарков, адресованных мне! – Селин нашла мать и отца в маленьком салоне.
-Ах, Мариса совершенно не умеет держать язык за зубами! – Нисколько не смущаясь, посетовала Мегги. – Дорогая, мы так потратились на твое замужество, что твоей бедной сестрице совершенно не на что купить ни тканей, ни украшений. К тому же, ты покинешь отчий дом, и тебе совершенно все равно, что эта свадьба нас почти разорила. Милый. – Повернулась она к лорду Эгертону. – Мы с Марисой беспокоились только о благосостоянии нашей семьи! Но если ты скажешь вернуть все эти мелочи. – Ее глаза наполнились слезами. – То, и я и Мариса...
-Нет, нет, дорогая! – Поспешно ответил Филипп Агертон. – Конечно же, вы поступили... как поступили, только из благих намерений. Вы заботились о нашей семье, как сумели. Селин, дорогая, разве тебе чего-то не достает? Пусть эти несколько мелочей останутся у твоей матери и сестры.
-Несколько мелочей? – Возмущенно переспросила девушка. – Вот список всех подарков, которые мне прислал граф. Крестиками отмечены лишь те, которые дошли до моей комнаты. – Она положила листок перед отцом.
-Какая ты мелочная, дрянная, девчонка! – Маргарет, со слезами возмущения, выхватила лист из рук мужа и разорвала в клочья. – Не благодарная! Дрянная девчонка! – Она бросила обрывки в лицо Селин и с рыданиями выбежала из комнаты.
-Ты должна извиниться перед матерью и сестрой. – Отец гневно смотрел на нее.
-Извиниться? Я? За то, что они нагло обворовали меня? Папа, ты понимаешь, о чем меня просишь?
-Я не прошу! – Он снова ударил кулаком по столу и девушка вздрогнула. – Я требую! Приказываю! И ты, как покорная дочь...
-Должна слушать и подчиняться. – Закончила за него Селин.
-Селин, дорогая. – Лорд устало поднял на нее глаза и взял за руку. – Я все понимаю. Но ты должна.
-Хорошо, отец. – Селин покорно опустила голову, а за обедом извинилась перед матерью и сестрой. А к ужину количество коробок и футляров с подарками, в ее комнате уменьшилось еще в половину.
-Что с тобой дорогая? – Маргарет оторвалась от созерцания чудного бриллиантового колье. Камни играли солнечными бликами, расцвечивая комнату множеством цветных брызг.
- Мама, я нашла среди подарков странную шкатулку. Там всего-то было несколько странных документов, локон волос, да печатка. Очень странный подарок. Ерунда какая-то.
-Ты, бесспорно права. Странный. А что за бумаги там были? – Мегги с любопытством смотрела на дочь.
-Странные бумаги. Я не разобралась. Выписка из церковной книги, письмо предъявителя, еще какое-то письмо, вроде адресованное самой Селин. Что-то о наследном праве...
-Что? – Перебила ее мать. – О наследном праве? Я должна это увидеть! – Она вскочила с кресла. – Идем! – Обе они, стараясь оставаться незамеченными, пробрались в комнату Селин. – Где она?
-Вот, лежит на комоде. – Мариса передала шкатулку матери и вздрогнула: дверь рывком открылась и на пороге застыла растерянная Мари.
-Госпожа Элизабет, Марисабель? Что вам угодно?
-Ничего! Прочь с дороги! – Элизабет прикрыла шкатулку широким рукавом платья. Она оттолкнула девушку и почти выбежала из комнаты.
-Я знала! Я всегда это чувствовала! – Леди Маргарет нервно мерила комнату шагами и жадно читала документ за документом. – Ничего, дорогая. Мы сыграем свою партию! - Она порывисто бросилась к дочери и обняла ее. – Ты будешь королевой Аквитании!
-Да Бог с вами маменька! О чем вы? – Марисабель со страхом и удивлением глядела на мать.
-Ничего, доченька. Мама все сделает. – Она поцеловала девушку в румяную щечку. – А сейчас маме нужно идти и спрятать эту шкатулку в очень надежное место. – Леди Эгертон так же порывисто бросилась к двери и вышла из комнаты. Мари едва успела отскочить от двери. В замочную скважину, каждую секунду умирая от страха быть пойманной и уличенной, она слышала и видела странный диалог двух своих хозяек. Теперь она призраком кралась за быстро уходящей леди Маргарет по тропинке сада, желая во что бы то ни стало вернуть шкатулку, которую ей доверила мать и которую она так неосторожно оставила на видном месте. Леди Эгертон, тем временем, почти бегом добралась до самого запущенного места в саду, где у старой липы стояла статуя амура. Проделав несколько движений, которые девушка не сумела разглядеть, Мегги немного повозилась у основания статуи и та, с каменным скрежетом, сдвинулась со своего основания. Женщина опустила в небольшую нишу в основании статуи, шкатулку и статуя вернулась в исходное положение. Отряхнув руки и поднявшись с колен, она удовлетворенно улыбаясь, направилась к дому. Мари, дождавшись, когда госпожа скроется из виду за деревьями, бросилась к статуе.
-Господь, Отец мой Небесный, помоги! – Взмолилась она, стараясь отыскать рычаг, открывающий тайник. Ничего не выходило. Снова и снова ощупывала девушка холодный мрамор. – Ну, пожалуйста! Пожалуйста! Откройся же! – Шептала она. Но мрамор оставался холоден к ее мольбам и слезам. Уже совершенно потеряв надежду и думая, как будет объяснять исчезновение шкатулки, а главное, ее содержимого, которое оказалось настоль важным, Мари в сердцах ударила по мрамору и статуя с тем же противным скрежетом открыла ей свое нутро. – Силы небесные! Слава тебе Господи! – Девушка истово осенила себя крестом и дрожащими руками вытянула шкатулку. Нести ее в дом она опасалась и недолго думая, сдернула с головы косынку, расправила ее на траве и вытряхнула на нее содержимое. – Слава Божьим угодникам, ничего не пропало! – Мари завернула косынку и спрятала ее на своей груди. Шкатулку же поставила обратно, и закрыв тайник, бросилась к дому.
-Мари, где ты была? – Селин удивленно глядела на свою горничную, растрепанную и запыхавшуюся, воспаленными от пролитых слез, глазами.
-Я... я сейчас. – Мари бросилась к себе в маленькую, скромно обставленную комнатку, смежную с хозяйской. Спешно вытащив сверток, она переложила его содержимое в маленький льняной мешочек, наполнила его травами и затянув тесемку, надела себе на шею, спрятав его на груди. Теперь она спокойна за тайну, что доверила ей мать. А Селин узнает об этом немного позже.
********
В честь ее совершеннолетия и замужества, отец Селин устраивал рыцарский турнир. Спешно строили площадку для ристалища, деревянный помост, где будут любоваться зрелищем молодая супружеская пара и важные гости. Единственными, кто изо всех сил поддерживали девушку это ее старая няня Элли, и ее дочь Мари. Мари старше Селин всего на пару лет и с младенчества девочки росли вместе. Теперь Мари служит горничной и хранит все тайны своей госпожи. Накануне свадьбы старая Элли пробралась в комнату Селин и снова застала ее в слезах. Девушка стояла у окна.
-Шатров все больше. – Тихим голосом она откликнулась на знакомые шаги няни.
-Все хотят полюбоваться тобой, моя дорогая. – Няня осторожно положила на кровать небольшую шкатулку, что принесла, прижимая к груди, как самое дорогое дитя. – Я хочу кое-что рассказать тебе. Много лет я хранила этот секрет, верой и правдой исполняя последнюю волю...
-Ах, няня! Пожалуйста, не сейчас! – Девушка разрыдалась и бросилась на грудь Элли. – Я не выйду за него! Не выйду, не выйду!
-Тише, дитя мое! Все будет хорошо. – Няня, как когда-то в детстве, гладила Селин по растрепанным волосам. – Все будет хорошо. – Она укачивала девушку, пока та в изнеможении, не уснула.
-Мари, дочка. – Окликнула девушку Элли, как только та вошла в комнату. – Возьми это и береги пуще собственной жизни. – Она протянула девушке шкатулку. – Когда Селин успокоится, кто знает, когда это произойдет, ты отдашь ей. Это очень важно. – Она обняла дочь. – Вместе с Селин я теряю и тебя, моя девочка. Береги ее.
-Да мама. Я обещаю. Буду помогать ей во всем и всегда. – Мари обняла мать. А над замком разразился ливень.
От оглушительного раската грома Селин вскочила с постели.
-Я не выйду за него. – Словно в бреду повторяла девушка. В комнате не горела ни одна свеча. Только в камине малиновыми огнями светились уголья. Да еще в окне неверным светляком мерцал фонарь над одним из шатров рыцарей. Взглянув в окно, Селин подхватила плащ и вышла из комнаты. Тенью она спустилась по лестницам темного, спящего замка, отперла тяжелую входную дверь и бросилась в ливень. Оскальзываясь и едва не падая на раскисшей от небесной влаги земле, совершенно вымокнув и измазавшись, она откинула полог шатра, над которым горел светильник, и вошла.
-Бог мой! – Воскликнул пожилой невысокий мужчина. – Вы совсем промокли! – Он провел девушку к огню.
-Какого... что здесь происходит? – Из-за ширмы, отгораживающей постель, вышел высокий, широкоплечий мужчина. – Кто вы? Что вам нужно?- Он шагнул к девушке.
-Пожалуйста, помогите мне! – Селин шагнула ему навстречу. – Умоляю, увезите меня! Сейчас! – По ее щекам текли слезы вместе с дождевыми каплями.
-Вот, это поможет вам согреться. – Слуга накинул ей на плечи плед. – А это поможет успокоиться. – Он вложил ей в руки кубок, наполненный золотистым вином.
-Я не понимаю. Кто вы? Куда и зачем я должен вас увезти?
- Я леди Селин Эгертон. – Она несмело подняла глаза на рыцаря и на мгновение потерялась в их хрустальной серой глубине.
-Вы дочь хозяина этого замка и невеста графа де Лорен. – Он не задавал вопросов, он констатировал факты.
-Да. – Селин отвела взгляд и склонила голову. – Пожалуйста, увезите меня. Куда угодно! Я сумею отблагодарить вас, поверьте! – Пылко закончила она.
-Не сомневаюсь. – Он холодно смотрел на нее. – Прийти под ливнем к первому попавшемуся мужчине с сомнительным предложением...
-Милорд! – Прервал его речь слуга.
-Поставить в неловкое положение графа, опозорить седины отца. – Продолжал рыцарь, смерив своего слугу надменным взглядом. – И все это ради чего? Романтических бредней!
-Милорд, умоляю! – Селин в отчаянии бросилась перед ним на колени. – Я заклинаю вас, всем, что вам дорого! Вот возьмите! – Она сняла с пальца перстень с изумрудом и протянула рыцарю. – Поверьте, я сумею не остаться в долгу!
- Встаньте! – Загремел над ней властный голос. – Это дурная сцена из глупого спектакля! Вы уподобляетесь шлюхе, молящей о внимании пьяного матроса!
-Вот как? – Девушка вскочила на ноги. Щеки ее залил румянец гнева, глаза засверкали непролитыми слезами. Она вскинула голову, чтобы смотреть в лицо рыцарю. Плед упал с ее плеч, а платье, совершенно мокрое, не скрывало более изгибов ее тела. – Вы бездушное чудовище! – Кольцо выпало из ее ослабевших пальцев. Она даже не заметила этого, взбешенная его отказом и холодностью надменного взгляда серых глаз. – Вы смеете называть себя рыцарем и носить герб? У моего последнего конюха больше чести и уважения!
-Уважения? – Снова загремел его голос над ее головой. – Смею полагать, вы не врывались в его хижину и не делали весьма двусмысленных предложений в таком вот виде. – Он окинул ее холодным оценивающим взглядом от кончика грязных мокрых туфелек до макушки, не упустив при этом ни единой линии, ни единого изгиба ее тела. – Уж ваш-то конюх едва бы упустил такой шанс, а граф завтра был бы весьма разочарован. – Едва он закончил свою тираду, как девушка отпустила ему звонкую пощечину.
-И среди рыцарей бывают подлецы! – Она развернулась и бросилась к выходу.
-Не так быстро. – Он схватил ее за локоть и успел перехватить вторую руку, уже занесенную для очередного удара. Селин вскрикнула от боли, когда он завернул ее руки за спину.
-Скотина! – Она снова попыталась вырваться.
-Тише. Я проведу вас до дверей замка и сделаю вам большой подарок: никому не расскажу о нашей беседе. Да и о знакомстве тоже умолчу.
-Еще бы. – Злобно бросила Селин. – Кому хочется, чтобы его считали грубияном и скотиной!
-О, да! – Рассмеялся вдруг рыцарь. – Могу я отпустить ваши руки без опаски получить очередную пощечину?
Селин лишь презрительно взглянула на него и вырвав из плена руки, бросилась к двери замка. Поскользнулась в луже дождевой воды и упала бы, но мужчина подхватил ее за руку, удержав от падения и недолго думая, подхватил на руки.
-Пустите меня! Вы, грубое животное! – Принялась она вырываться.
-Как изволите. – Равнодушно ответил он и упустил девушку в лужу. Скрывая улыбку он слушал ее ругательства и наблюдал, как она пытается подняться на ноги, и путаясь в длинном плаще снова падает. – Вы уже достаточно грязны. Так же как и ваши оскорбления в мой адрес. – Он выловил ее из лужи и с легкостью поставил на ноги.
-Вы… вы… - Она не нашла слов выразить обуревающий ее гнев, повернулась к дому и взбежала по ступеням.
Рыцарь подождал пока за нею закроется дверь и вернулся к своему шатру.
-Мессир. – Его слуга, Николас, уже много лет сопровождает мессира Винсента Аберкорна и знает его не хуже чем себя. – Боюсь, вы горько пожалеете. Вы не разглядели эту девушку как следует.
-Разглядел, Ник. И видел более, чем достаточно. – Винсент сбросил мокрую рубаху и блики свечей заиграли на бронзовом могучем теле. – И смею заметить, она весьма привлекательна.
-Вы слепы, мессир. – Николас качнул головой и подал своему господину сухое белье.
Глава№2
После грозы рассвет пришел ясным и кристально прозрачным. Вместе с рассветом к Селин пришло хрустальное спокойствие и тихая уверенность, что все способы борьбы исчерпаны и не принесли результата. Значит, нужно принять свою судьбу такой какова она есть и сделать ее такой, как хочется, собственными руками. Она хочет быть счастливой и радоваться своему дню рождения. И она будет это делать. Ну, и свадьбы не каждый год бывают. А слез ее больше никто в этом доме не увидит. А в доме мужа они никому не нужны. Она достаточно умна, чтобы построить отношения с мужем так, как ей это нужно. Недаром же ее мама, леди Маргарет, часто повторяла: покладистая жена добьется гораздо большего, чем строптивая. Вот и последние часы ее девичьей жизни истекают. Мари суетливо разглаживает несуществующие складки на ее свадебном платье, поправляет длинный шлейф, который уже через несколько минут будут нести двое ее очаровательных пятилетних кузенов. Из-за тяжелой диадемы немного болит голова, но с этим можно смириться. Селин сделала шаг к двери: пора. Ее ждут в церкви. Но неожиданно перед глазами потемнело, и она едва не упала. Мари удержала ее, а сестра поднесла к лицу Селин нюхательную соль.
-Спасибо. Мне уже лучше. – Она сделала еще шаг, опираясь на руку горничной. Ей, наконец, удалось взять себя в руки. Дальше она шла с высоко поднятой головой и легкой улыбкой на устах. Вот она спустилась по лестнице, пересекла холл своего, бывшего таким родным, дома и на несколько мгновений задержалась на его пороге. Больше она не вернется сюда, не вбежит в свою комнату, прятаться после очередной проделки. Нынешнюю ночь она проведет с мужем в западном крыле. От этих мыслей она вздрогнула и сделала нерешительный шаг за порог. Теперь она совершенно одна. Не считая приветственных криков гостей и челяди, что собрались по обе стороны красной дорожки. Путь до их церкви она пройдет одна. И только у двери ее встретит отец и передаст у алтаря будущему мужу. Селин идет, словно во сне. Улыбаясь и кивая людям ее поздравляющим, она не слышит их криков, не замечает лепестков роз, что усыпают ее путь. Не различает лиц. Только биение собственного сердца гулко отдается у нее в ушах, да все нарастает боль от диадемы, словно это и не украшение, а терновый венец, раздирает колючками ее виски и лоб. Селин подавляет все нарастающее желание снять эту диадему, подобрать длинный подол платья и бежать из этого кошмара как можно дальше. Ее блуждающий взгляд натыкается вдруг на насмешливый взгляд собственной матери и в сердце вспыхивает на одно короткое мгновение ненависть. И она, и ее сестра только и ждут от нее, что сейчас Селин сорвется, вытворит какую-то глупость. Селин не доставит им такой радости. Никогда больше она не будет чувствовать себя чужой в собственной семье. Все кончилось. Теперь она, несмотря на замужество, свободна. Свободна от навязанных ей мнений, от глупых правил, от ее семьи. Она больше не вернется в этот дом. Глядя в глаза своей матери, она впервые улыбнулась открыто и легко. Больше она не услышит критики в свой адрес ни по поводу внешности, ни по поводу ее увлечений. Глубоко вздохнув и отбросив сомнения, Селин сделала следующий шаг.
-Бог мой, как она хороша.
-Кто-то говорил, что младшая дочь Филиппа слегка не в себе и дурна собой.
-Да. И именно по этим причинам он, якобы, прячет ее дома.
-Как это старику Уиллису удалось пронюхать об этом бриллианте?
-Повезло старому борову.
-Эх, если бы я видел ее раньше, я умыкнул бы ее еще вчера. – Вздохнул кто-то позади мессира Винсента. Он слегка обернулся взглянуть на говорившего. Между тем разговоры вокруг него не утихали.
-Ага. И что бы ты сумел ей дать? Сеновал и небо над головой? Нет, такая девушка достойна большего.
-Я намерен выиграть этот турнир и отдать ей венец. Первый танец будет моим.
-Вот она! – Раздались приветственные крики. – Счастья невесте, радости, детей, светлого счастья! – Пожелания сыпались одновременно и сливались в гул. Он более не прислушивался к разговорам. Он смотрел на нее и не узнавал в этой красавице со скользящей походкой хищной кошки, гордо поднятой головой, и ошеломительной улыбкой, девушку, что вчера была у него в шатре и умоляла увезти, спасти от ненавистного брака.
-Шлюха. Такая же шлюха, как и все они. За деньги готовая лечь даже под такого старого борова, как этот граф де Ларен. – Раздалось позади Винсента.
-Так еще не поздно прижать молодую графиню после венчания. Темных углов тут много. – Поддержали разговор. – Вот сюрприз будет для борова-то.
Винсент снова слегка повернул голову и окинул молодых рыцарей насмешливым взглядом. Едва ли кто-то из этих желторотых юнцов сумеет пережить турнир, сохранив здоровье. Но один рыцарь привлек его внимание: высокий, статный мужчина с нескрываемым вожделением провожал невесту глазами. Они уже не раз встречались на ристалищах, но так и не сумели выяснить, кто же из них сильнее. За этим рыцарем, носящим доспехи алого цвета, закрепилась слава великолепного бойца и отъявленного забияки. Ему часто приходилось отстаивать свою честь с оружием в руках. Ричард Черная Молния. Лорд Хаггард. Только когда боль пронзила кисть, Винсент осознал, что все это время с силой сжимал рукоять кинжала и большой рубин, украшающий ее, до крови врезался в ладонь своими гранями. Аберкорн выбрался из толпы и направился к своему шатру.
-Я говорил, мессир, что вы пожалеете о не сделанном. – Сочувственно кивая, слуга помогал раздеться своему господину.
-Я жалею, что не дал тебе хорошего пинка, Ники. Где этот паршивец Джон? Мои доспехи готовы?
-Доспехи готовы, ваше сиятельство! – Бодро доложил Джон, словно по мановению волшебной палочки появившись в шатре. – Я видел здесь Черную Молнию. Он на хорошем взводе. Впрочем, ему не до ристалища.
-С чего бы это? – Винсент вытирал могучие плечи.
-Его светлость влюблены. Уже вторые сутки не расстаются с лютней. Сочиняют баллады о любви. И знаете в кого на этот раз? В леди Эгертон!
-После ристалища у него не останется ни желания, ни возможности писать глупые куплеты. – Винсент раздраженно отбросил полотенце. А его верный оруженосец предпочел незаметно удалиться. Герцог вспыльчив и скор на расправу.
-Возможно, еще все можно изменить. – Николас поставил на низкий столик чашечку с ароматным кофе.
-О чем это ты? – Винсент упражнялся с мечом и по слишком резким движениям и большой амплитуде размаха, слуга догадался, что хозяин его раздражен до крайности.
-О леди Селин.
-Довольно! – Один удар и деревянная стойка для копий разлетелась щепками. – Я больше ничего не хочу слышать. Оставь эти глупости!
-Вы и себя не хотите слышать, господин. – Вздохнул слуга и принялся собирать раскатившиеся копья.
Вскоре раздался звон колоколов, возвещая о конце церемонии венчания. Теперь она жена графа де Лорен перед Богом и перед людьми. Сейчас все гости соберутся у накрытых столов под навесом, выпить за здоровье молодых и получить небольшие подарки. Потом начнется турнир. Винсент, как почетный гость должен, как и все приглашенные гости, говорить тосты и пить за молодых. А еще преподнести невесте подарок: жемчужное колье. Видит Бог, он не хотел ехать на эту свадьбу. Но его бабушка, герцогиня де Аберкорн, настоятельно просила его об этом. А ей он отказать не мог. Кроме нее и младшего брата у герцога Аберкорн никого нет.
-Ники, мой камзол! – Винсент отбросил полотенце и принялся одеваться. Не зачем опаздывать к свадебному столу. Он выпьет один бокал легкого вина, скажет молодым несколько слов, подарит ожерелье и удалится.
Перед молодой парой выстроилась очередь из желающих пожелать молодоженам счастья и вручить подарки.
-О, мессир, не подобает вам ждать в окружении недостойных. – Винсент с удивлением обернулся: перед ним в глубоком реверансе присела молодая хорошенькая девушка. Вроде, он уже встречался с нею взглядом, но не запомнил. Он оценил глубокий и слишком долгий реверанс, призванный не сколько выразить почтение его титулу, сколько позволить любоваться пышным бюстом. Она с улыбкой подхватила его под руку. – Позвольте, я представлю столь высокого гостя, оказавшего моей сестре честь быть на ее бракосочетании…
- Буду рад. – Сдержанно ответил герцог и незаметно вздохнул. Далеко не в первый раз молодые девушки открывают на него охоту. Не зря он занимает одно из ведущих мест в перечне самых желанных женихов. – И как зовут мою очаровательную спасительницу?
-Марисабель. – Щеки девушки покрылись нежным румянцем. – Позволите ли вы мне завязать ленту на вашем копье? – Она подняла на мужчину глаза и торопливо добавила. – Только в качестве ответной услуги.
-Да. – Сдержанно ответил он. Лента, повязанная на копье рыцаря, означала ни много ни мало, а только, что этот рыцарь посвящает свои победы на ристалище именно этой даме. Но не мог же он отказать. Это было бы, по крайней мере не вежливо. А девушка уже тянула его за собой к столу, за которым новобрачные принимали подарки и поздравления, а в ответ одаривали гостей.
-Позвольте представить вам герцога Винсента де Аберкорна! – Гордо возвестила Марисабель, а Винсент замер в поклоне и ожидании: вот сейчас она поднимет на него взгляд и … Он и сам точно не знал, что ожидал от девушки, которая еще ночью предлагала ему себя, ради того, чтобы избежать ненавистного брака. Может быть испуга, может смущения, потупленного взгляда и залитых краской стыда щек. Но не этого равнодушного, едва задевшего его взгляда, не выражавшего ничего, скользнувшего сквозь него, легкого поклона головы и рассеянной, вежливой улыбки.
-Благодарю вас, мессир, за то, что почтили нас своим вниманием. – Винсент кивнул в ответ на ее приветствие, стараясь ничем не выдать раздражения. – И в знак нашего почтения позвольте преподнести вам, Ваша Светлость этот подарок. – Она взяла со стола, что стоял перед молодой четой широкий золотой пояс, украшенный самоцветами и эмалью. – Селин протянула пояс герцогу и подняла на него глаза. И не было в них ни испуга, ни смущения. Только холодное, вежливое внимание и милая улыбка на устах.
Я счастлив, в ответ на вашу щедрую любезность преподнести вам это жемчужное ожерелье. – Он открыл футляр и протянул девушке. -Это скромный подарок, но …
-Благодарю вас. – Торопливо перебила его девушка. - Оно великолепно. – Селин снова вежливо улыбнулась, молясь про себя о скорейшем окончании этой пытки. Ей невыносим этот тяжелый взгляд серых глаз, пристальный и пытливый.
- Вы позволите? – Обратился Винсент к графу де Лорен. Он не отступится просто так. Он заставит ее задрожать под его руками. Как прошлой ночью.
-Да, конечно. Вы не против, дорогая? – Повернулся он к жене.
-Нет. – Она с улыбкой повернулась к герцогу спиной. – Это колье восхитительно. – Она замерла, почувствовав его дыхание у своего виска. Но сумела сохранить самообладание. Все, что было в ее жизни вчера, уже больше не имеет значения. Есть только настоящее. Герцог справился с тугим замочком колье и с легким поклоном отступил.
-Оно великолепно! – Марисабель собралась снова взять герцога Аберкорна под руку, но он, не сумев скрыть раздражения, отстранился.
-Прошу прощения сударыня. – Он склонился над ее рукой. – Я вынужден покинуть Вас. Меня ждет ристалище.
-Да, да, конечно же. – Растерянно ответила девушка. – Но вы, монсеньор, обещали мне повязать ленту на ваше копье. Уверена, она принесет удачу.
Винсент еще раз поклонился и ретировался к шатрам.
Глава №3
Этот турнир давался Винсенту с напряжением. И вовсе не от того, что противники его были сильнее во всех отношениях. Он отвлекался, бросая взгляды на невесту, злился на себя за это и допускал ошибки. Между тем, Селин, казалось, вообще не интересовал турнир. Она с застывшей на губах, вежливой улыбкой слушала весьма занимательный разговор своего мужа и некоего виконта Раньтье о достоинствах и недостатках соколиной охоты, время от времени кивая на доводы своего мужа, словно китайский болванчик. А мысли ее тем временем как детская карусель двигались по одному и тому же кругу. Сквозь опущенные длинные ресницы она любовалась статным рыцарем в алых доспехах и с сожалением думала о том, что было бы будь на месте ее престарелого мужа этот статный красавец. Селин решила, что ночью, когда все должно будет случиться, она будет представлять себе его. Тогда, быть может, будет не так мерзко и противно. Но, это не выход. Ее няня, конечно же, как сумела, объяснила ей, что именно должно произойти, прижимая Селин к своей груди и заливаясь слезами, приказала терпеть.
-Все мы проходим через это, дорогая. Как сказано в писании: «да прилепится жена к мужу своему и будет повиноваться ему во всем». – Элли перекрестила Селин и вышла за дверь, вытирая слезы.
И если невнимание Селин к его победам, когда все взгляды женского общества обращены на него с обожанием, Винсента просто раздражало, то откровенное, до неприличия, внимание Марисабель, его злило. Он делал все больше досадных промахов, которые отнюдь не проходили даром.
-Ваша Светлость, соберитесь. – Ник осторожно бинтовал Винсенту раненное предплечье. – Не то лорд Шаггард припомнит вам все былые обиды.
-Делай свое дело, Ники! – Раздраженно осадил слугу герцог. Господи Боже, у него было множество женщин эффектнее, знатнее и красивее этой. Но ни одна из них не стояла у него перед глазами. Это словно наваждение. Он как мальчишка ловит каждый ее взгляд, жест или улыбку. Ничего, скоро закончится турнир, и он… Что он сделает? Уберется из этого имения как можно скорее и забудет ее как странный сон?
-Конь готов. – Окликнул его оруженосец. Милорд, вас ждет победа. Последний турнир, и кажется... – Голос его дрогнул. – Он будет смертельным.
Лорд Хаггард, последний из непобежденных рыцарей, вызвал Винсента де Аберкорн на поединок острием своего копья, что означало только одно: бой до смерти противника. Винсент бросил короткий взгляд на леди Селин и сжал челюсти. Она не сводила глаз с его противника.
Как ни пыталась Селин примириться с реальностью своего положения, все же девичьи мечты умчали ее в розовые дали. К действительности ее вернул увесистый тумак сестры, которым та незаметно для окружающих ее наградила. Девушка вынырнула из мира своих мечтаний и обвела взглядом притихшие трибуны. В центре ристалища, на обагренном кровью песке, лежал ее рыцарь в алых, помятых доспехах, а над ним с мечом в руках замер Винсент. Он занес меч для последнего удара и по трибунам ветром пронесся стон.
-Остановитесь! – Селин вскочила с предназначенного ей места. – Прошу вас, не омрачайте моего праздника пролитой кровью. – Громко произнесла она.
-Выкуп! – Донеслось с трибун. – Выкуп за жизнь!
-Выкуп! – Хрипло повторил герцог, не опуская меч.
-Право первой ночи! – Выкрикнул кто-то из дальних трибун. Над ристалищем повисла тишина. Молчал и Винсент, неотрывно глядя в ее огромные зеленые глаза на побледневшем лице.
-Право. – Начал он и остановился на секунду, перевести дыхание. – Право первого танца. – Закончил он под недовольные выкрики толпы.
-Я выкупаю жизнь этого человека правом первого танца. – Произнесла девушка и с облегчением перевела дыхание, когда острие меча перестало нависать над горлом поверженного рыцаря.
*****
-Уж не продешевил ли ты, дружище? – Лорд Хантер, давний друг Винсента, хлопнул его по плечу и в ответ на сдержанный стон, добавил. – Прости. А ведь Хаггард все это и затеял именно для того, чтобы выиграть Право первой ночи.
-Неужели он ее желает так сильно, что стал рисковать своей жизнью? – Он подхватил кубок с вином и осушил его одним длинным глотком.
-Если учитывать, как неудачно ты сегодня дрался и наоборот, учитывать, что он великолепный боец, то, выходит, не очень он и рисковал. – Джон уже делал знаки очаровательной шатенке.
-Я едва не убил его. – Недовольно напомнил другу герцог.
-Ну не убил же. – Равнодушно ответил Джон. – Не пора ли нашей новобрачной появиться?
Селин сидела за туалетным столиком и нервно крутила в руках нить золотистого жемчуга. Мари все еще колдовала над ее прической.
-Оставь, Мари! – Селин тряхнула волосами, и они каскадом рассыпались по обнаженным плечам.
-Но, госпожа… - Начала было Мари и осеклась под взглядом своей миледи.
-Убери это! – Селин кивком головы указала на подвенечное платье, белоснежным сугробом лежащее на полу. Мари тут же повиновалась: подхватила в охапку платье и выскользнула из комнаты. Девушка вновь обернулась к зеркалу и из глаз покатились едва сдерживаемые до этого слезы. Почему? Почему с нею всегда так происходит? Селин вытерла мокрые щеки, но перед ее воображением вновь предстал рыцарь в алых доспехах и слезы хлынули с новой силой. Почему рядом с нею на брачном ложе будет старый и толстый граф, а не этот молодой статный красавец? Тогда ей не было бы так страшно и противно. И еще этот герцог с его пристальным насмешливым вниманием. Она снова всхлипнула и вытерла слезы. Какого труда ей стоит оставаться спокойной под этим взглядом серых глаз. Ох, как же хочется вернуть прошлую ночь, будто бы ничего не было! Краска стыда снова залила ее лицо. Какой же дурой она себя перед ним выставила! Стоит отдать ему должное, он держит язык за зубами. Хоть и не сводит с нее тяжелого взгляда. Что ему нужно? Ее благодарность? Не дождется. Селин поднялась, расправив складки платья, подошла к большому зеркалу, и оглядев себя с ног до головы, невесело улыбнулась. Нежный золотистый и салатный шелк играл и переливался в свете свечей. Золото подчеркивало медовый цвет ее кожи, которая будто светилась в золотом ореоле. Нежная зелень делала ее темные изумрудные глаза яркими, а невыплаканные слезы делали их прозрачными. Но увиденное отражение девушку не радовало. Зачем и кому нужна ее красота? Старому борову, который уже едва стоит на ногах от выпитого?
- Селин, ты намерена прятаться вечно? – В ее комнату вошла Марисабель. Ты портишь мне вечер! Никто не танцует, все ждут тебя. – Девушка оглядела сестру и злорадно улыбнулась. – Для этого старого алкоголика ты слишком хорошо выглядишь. Не утруждай себя. Едва ли он оценит твои старания. А герцог де Аберкорн в нетерпении разделаться с выкупом как можно скорее и уделить внимание моей особе. Давай, скорее, выходи к гостям. А слезы твои ничего уже не изменят. Тебя ждет жуткая ночка. Как представлю этого графа… ужас просто. Толи дело Винсент! Он великолепен!
-Госпожа Селин выйдет к гостям, как только я поправлю ее прическу. – Мари скользнула в комнату следом за Марисабель и тихо стояла у порога. Девушка презрительно скользнула взглядом по младшей сестре и вышла за дверь.
-Не плачьте, госпожа. – Мари расправила складку на платье хозяйки. – Бог не оставит вас. Она собралась вплести в ее волосы жемчужную нить, но Селин отстранилась.
-Не нужно, Мари. Мариса права. Для старого толстого борова я и так хороша. – Она небрежно заколола волосы шпилькой с изумрудной бабочкой, тряхнула головой, прогоняя отчаяние и слезы, улыбнулась своему отражению, гордо вскинула голову и вышла за дверь.
Ее появление встретили аплодисментами и приветственными выкриками. Ее муж, покачиваясь и уже изрядно выпив, встретил ее у ступеней и ввел в круг гостей.
-Первый танец! Первый танец! – Кричали вокруг, пока нерасторопный граф вел свою жену к герцогу и с поклоном передал ему руку Селин.
-Первый танец ваш, Ваша Светлость. – Граф де Лорен отступил.
-Вы позволите? – Герцог повел ее в центр зала. Селин не поднимая глаз, нерешительно кивнула. Ее первые па были скованны и нерешительны, но вскоре музыка и танец захватили ее. К тому же герцог оказался великолепным партнером. Он легко вел ее, и Селин позволила музыке подхватить ее. В эти мгновения девушка забыла о своих горестях и печалях, сейчас ей не важно, что будет с ее жизнью в дальнейшем. Она подняла затуманенные глаза на своего партнера и улыбнулась.
Танец окончился, музыка затихла на несколько минут, а Винсент все не решался разжать руки и выпустить Селин из объятий.
-Ваша Светлость! – Нерешительно обратилась к нему Селин. Он поспешно отпустил ее и провел к мужу.
-Благодарю вас. – Он склонился к ее руке. – Вам достался бриллиант. Берегите его. – Обратился он к графу и не дожидаясь ответа, отошел к лорду Хантеру, который смеясь рассказывал что-то, окружившим его дамам.
- Что-то ты хандришь, брат. Взгляни, как старается привлечь твое внимание эта малышка, Марисабель, кажется? – Лорд Хантер взял кубок с вином и подал его герцогу. – Она готова на все. Тебе даже делать ничего не придется.
-Придется. – Винсент задумчиво наблюдал, как Марисабель танцуя с каким-то молодым толи графом то ли бароном, строит ему глазки.
-И что же? По- моему, она готова быть с тобой где угодно, и как угодно.
-Жениться. – Все так же задумчиво ответил Винсент. – Ты видел ее мать? Леди Маргарет, кажется. Та, еще дама. Нежное, милое создание, а хватка как у бульдога.
-Ну, да. Я не только видел, но и… - Джон сделал знак, будто надевает кольцо на палец. – Горячая леди. Рекомендую.
-Благодарю. – Винсент отрицательно качнул головой. – Свой шанс, я кажется, упустил.
-Неужели? И кто это был? – Джон с удивлением смотрел на друга. – Кто эта неземная леди, что сумела зацепить струны твоего черствого сердца?
-Грешно, Джонни, смеяться над ближними. – Он опорожнил еще один кубок и слегка пошатываясь, вышел в парк. В свете выглянувшей яркой луны он мельком заметил женскую фигуру, метнувшуюся в глубину парка. Не задумываясь, он неспешно двинулся следом. Но скоро ретировался на другую аллею, разглядев в таинственной незнакомке леди Маргарет. Та бегом возвращалась к дому, посылая кому-то проклятия и едва сдерживая рыдания. Соседняя дорожка тоже не пустовала. Его приближение заставило вскочить со скамейки девушку и броситься к дому. У Винсента на секунду перехватило дыхание.
-Постойте! – Хрипло отозвался он. – Я не хотел напугать вас.
Селин остановилась и обернулась. – Что вам угодно? – Вот уж кого она меньше всего хотела видеть. Она ускользнула от толпы, чтобы хоть немного прийти в себя и побыть в одиночестве.
-Что вы делаете здесь одна? – Мягко спросил он.
- Думаю, что и Ваша Светлость. Прячусь. – Ответила девушка.
-От кого же мне прятаться? – Медленно он подходил все ближе.
-Моя сестра открыла на вас охоту, мессир. – Селин завороженная происходящим, замерла на месте. Какой же странной властью обладает над ней этот человек.
-Мне не нужна ваша сестра, Селин. Мне нужны вы. – Он заключил ее в объятия и впился поцелуем в губы. Несколько долгих мгновений Селин стояла неподвижно, упиваясь новыми для себя ощущениями и эмоциями. Но все же резко отстранилась.
-Вы в своем уме? Как вы смеете.. – Девушка отпустила ему звонкую пощечину, но герцог лишь сильнее сомкнул объятия.
-Пусть так. Я заслужил это. Послушай меня, Селин! Еще не поздно уехать. К черту все! Я увезу тебя далеко, где нас никто не знает и не осудит.
-Вы бредите, герцог! Да отпустите же меня! – Она рвалась из его рук. – Вы не в себе! Простите! – Селин ударила его коленом в пах и его руки, наконец, разомкнулись. – Что с вами? – В ее голосе насмешка и холод. – А как же честь? Позор и прочая ерунда, которую вы так высокомерно и высокопарно рассказывали мне вчера? Теперь я говорю вам о чести и позоре. Как вы смеете предлагать мне, замужней даме, бросить богом данного мне мужа и бежать с вами? Где ваша честь? Где напыщенная гордость? Как вы говорили вчера? Сделаете мне подарок, сохранив мой секрет? Теперь мы квиты. Я сохраню ваш. – Она повернулась и бросилась к дому.
-Госпожа! – Бросилась к ней служанка, едва Селин вбежала в свою комнату, минуя зал и гостей. – Бог мой! На вас лица нет!
-Что? – Выдохнула Селин. – Дай мне минуту времени, чтобы прийти в себя! Он просто скотина! Напыщенное, самодовольное животное!
-Пора, госпожа! Я и ваша мать должны сопровождать вас в опочивальню. Там вы будете ждать мужа. Идемте же. Ваша мать сходит с ума от беспокойства.
-К чему бы это? – Селин запретила себе думать о том, что с нею только что произошло и о том, что с нею будет.
-Она ваша мать. – Мари повела Селин в другое крыло дома под веселое улюлюканье и тосты гостей. – Какая бы она ни была. – Добавила Мари тише.
Когда Мари ввела в спальню Селин, Маргарет уже была в комнате и что-то искала.
-Ты что-то ищешь, мама? – С горечью спросила Селин.
-Нет-нет дорогая! – Мегги с притворной улыбкой поцеловала дочь в лоб. – Я пришла благословить тебя. Прими свою судьбу достойно леди. Ты должна подчиниться мужу, как бы ни больно и неприятно тебе было. Жена обязана выполнять супружеский долг и вскорости понести. Граф надеется на то, что ты родишь ему сына. Хотя, едва ли он еще хоть на что-то способен. – Добавила она уже от двери. – Спокойной тебе ночи, дорогая.
Мари помогла своей хозяйке раздеться и лечь в кровать. – Сейчас я принесу вам теплого вина, моя госпожа. Это поможет согреться.
-Не уходи, Мари! Пожалуйста! – Селин, укрытая до подбородка, со слезами смотрела на служанку.
-Все хорошо, моя госпожа. Я буду рядом. Ничего не бойтесь. – У Мари сердце разрывалось от жалости. Если бы она могла помочь, то сделала бы что угодно, лишь бы Селин была счастлива. – Я буду рядом. – Повторила она и тихо закрыла за собой дверь.
Селин успела провалиться в сон, когда на нее навалилось что-то огромное, придавило к кровати и принялось рвать на ней рубашку. Она закричала от испуга, прежде, чем поняла, что терзающее ее тело чудовище, ее муж.
-Пожалуйста, не надо! – Умоляла она. Но пьяный мужчина, утробно рыча, продолжал рвать тонкое полотно ночной рубашки, причиняя ей боль и терзая тело, пытаясь развести сомкнутые колени. Она снова вскрикнула от боли, когда он укусил ее за обнажившуюся грудь и нащупав на прикроватном столике кувшин с водой, обрушила его на голову мужчины. Тот охнул и придавил девушку своим телом.
-Мари! – Придушенная телом мужа, Селин никак не могла выбраться. – Мари! Помоги мне! – Горничная вбежала в комнату и всплеснула руками. – О, Господь мой небесный! – Она освободила Селин и та, испуганно отскочила к окну. – Мари, я убила его? Убила?
- Тише, госпожа. Не шумите. – Мари дотронулась до шеи графа. – Жив. Дышит. Все хорошо.
-Что хорошо, Мари! Я едва не убила своего мужа! Что теперь будет! – Селин со страхом смотрела на тело среди мокрых простыней.
-Ничего не будет. Если мы все сделаем по уму. Вы тут оставайтесь, я сейчас вернусь. – Мари накинула на плечи девушки одеяло и вышла. А Селин, дрожа , словно осиновый лист, сжалась в кресле. Она уже жалела, что не приняла предложение герцога и не сбежала с ним. Может быть, еще не поздно? Может, рассказать ему все? Он найдет способ защитить ее. Девушка принялась лихорадочно одеваться, и накинув темный плащ своей служанки выбежала из комнаты. До его шатра она добралась в считанные минуты. Откинув полог и собираясь произнести его имя, она застыла на пороге, пораженная и не в силах произнести ни слова. На ковре двое занимались любовью. Селин не в силах отвести глаз от бронзового мускулистого тела, под которым извивается и матово блестит в свете едва теплящегося огня мраморное тело женщины. Она словно плющ, обвивает ногами бронзовые бедра партнера. Эта женщина стонет не от боли, она стонет от наслаждения, что дарит ей этот мужчина. Она запрокидывает голову на ладонях партнера, и Селин невольно вскрикивает, узнав в ней Мегги. Но женщина ее не слышит, она отдается целиком и полностью, растворяется в своем партнере. Ее слышит мужчина. Отбросив темные длинные волосы, он поворачивается к пологу, но видит только мелькнувшую тень, да озаренную бликом огня прядь волос, цвета красного вина, когда бокал пронзает солнечный свет.
-Селин. – Шепчет он одними губами. – Селин. – Душу затопила волна горечи, и он осторожно выпустил из объятий свою партнершу. Маргарет, удовлетворенно улыбаясь, устроилась на его плече.
Ничего не замечая вокруг, Селин вернулась в свою комнату. Теперь она знает, какой бывает любовь между мужчиной и женщиной. Разной. Бывает любовь, которая топчет и разрушает. А бывает такая, которая способна дать крылья. У нее такой нет. И не будет. А еще мужчины лжецы. Она ненавидит их всем сердцем. И больше всего она ненавидит одного из них.
-Миледи! Где же вы были? Нельзя, чтобы вас видели. Да что это с вами? – Мари снимает с нее плащ. – Что с вами такое?
-Я его ненавижу. – Селин словно кукла позволяет служанке себя раздеть. – Что ты делаешь? – Оживает она, когда Мари разрывает на ней остатки ночной рубашки.
-Так нужно, госпожа. – Мари пятнает лоскутья кровью.
-Что это? – Испуганно спрашивает Селин. – Наблюдая, как Мари оставляет кровавые пятна на простыне.
-Кровь. Я зарезала петуха. – Мари немного отошла от постели. – Завтра вашу рубашку и простыню вывесят на всеобщее обозрение. Все должно быть натурально и правдоподобно.
-А он? – Селин кивком указала на мужа, который уже храпел в постели.
-Что он? – Мари удивленно смотрела на свою госпожу. – Постель сухая, он раздет, следы есть. Чего еще?
- Он не вспомнит, завтра, что я его…
-Нет. И вы забудьте. Забирайтесь в постель. – Мари приподняла одеяло.
-Вот… так? – Селин нерешительно стояла на месте, обняв себя руками. – Голой? А если он… когда проснется…
- Он ваш муж. Придется терпеть. Но, едва ли это случится. Он стар. К тому же много выпил. Завтра у него будет жуткое похмелье. Нет, не тронет он вас. Спите спокойно.
Селин робко влезла под одеяло и устроилась на самом краю постели. Но заснуть так и не сумела. Едва она закрывала глаза, как перед внутренним взором представали два сплетенных в объятиях тела.
Глава№4
Уже несколько часов она трясется в карете. Надо же, раньше Селин не замечала, насколько ухабисты дороги. Она предпочитала ездить верхом. Но не теперь, когда положение «обязывает», ее муж и слышать ничего не хотел о том, чтобы его жена ехала в седле. Но сегодня эта пытка дорогой и придорожными гостиницами должна окончиться. Они приближаются к Лондону. Селин покосилась на дремлющего мужа и перевела взгляд в окно. Лес. С самого утра лес. А ведь уже сумерки. Самое странное время, когда все вокруг становится не четким, теряются формы и очертания, а солнце падает тяжелым огненным шаром куда-то за грань земли.
Весь позор утра следовавшего после брачной ночи, она пережила будто во сне. Бледная, подавленная, девушка не слышала пошлых шуток гостей, поздравляющих ее мужа с «удачной охотой», весь день она провела запершись в комнате, и вышла только к вечеру, по настоянию своей матери, чтобы провести гостей.
-А герцога Аберкорна ты уже проводила? – Не удержалась она от колкости и горящего почти ненавистью взгляда.
-Он уехал очень рано. На рассвете. А почему тебя это волнует? – Надменно уточнила леди Элизабет. – Замужней даме негоже поднимать взор на чужого мужчину. Тем более, он, в восторге от Марисы.
-Неужели? – Едва не задохнулась Селин от возмущения. – Не уверена, что именно от нее. И уж точно не вам говорить мне о том, что гоже или негоже, делать замужней даме. – Селин, вскинув голову, прошла мимо матери.
-Да как ты смеешь! – Маргарет замахнулась на дочь, но та перехватила руку и сжала тонкое запястье.
-Не стоит утруждать себя более моим воспитанием. – Холодно произнесла она. – И будь более разборчива в связях, мамочка. – Девушка полоснула растерянную леди Эгертон взглядом полным ярости, и, отпустив ее руку, прошла мимо. Потом были сборы в дорогу. Суматоха, крики и суета.
Из воспоминаний Селин вырвали крики и свист. Испуганные лошади встали на дыбы и понесли. Из окна испуганная девушка видела, как кучер не удержав вожжи, слетел с передка кареты, и ударившись о дерево остался лежать. За руку ее схватил муж.
-Держись! – Это последнее, что услышала Селин. Карета накренилась и перевернулась. Испуганные лошади тянули ее еще какое-то время, вспахивая лесную дорогу, но выбились из сил и остановились. А из лесу к поверженной охране вышли люди. Они добивали раненых, грабили их тела.
-Оставьте. Они никуда уже не денутся. Ищите бумаги. – Рослый, одетый богато, но как-то разномастно, человек, по- хозяйски вышел из зарослей, следом за остальной шайкой. – Осмотрите карету. Наверное, бумаги у этого богатого прохвоста. – Он направился к разбитой карете. – Черт! – Он оглядел тело графа. – Готов! А девка где? - Он выругался и выбрался из кареты. – Девки там нет! Ищите, чертовы дети! Ищите! Бумаги, скорее всего, у нее!
-Да где ее теперь отыщешь? Темно! – Ответил ему кто-то из шайки. И где-то совсем не далеко затрубил рог. – Убираться нужно!
-Уходим! – Сквозь зубы проронил главарь. – Соберите, что возможно и делаем ноги!
Вскоре послышался стук копыт и на дорогу вылетели четверо всадников с факелами.
-Мы снова не успели, шериф. Они быстры как ветер. – Молодой парень оглядывал место побоища и едва сдерживал молодую пугливую кобылу. Запах пролитой крови пугал ее. Животное раздувало ноздри и плясало под всадником. – Тпру, стоять, волчья сыть!
-Осмотрите тела. Может, кого и не добили. – Пожилой кряжистый шериф оглядывался вокруг. – Уил, мальчик, езжай в деревню за подводой. Негоже оставлять здесь тела.
-Помогите! Ради Бога, помогите! – Донесся до них женский крик из оврага.
-Стен! – Шериф кивнул головой в сторону глубокой лощины, поросшей кустарником и травой. Долговязый Стен слез с лошади и принялся осторожно спускаться по склону. – Эй, где вы?
-Здесь! – Донеслось со дна оврага. – Мы здесь! - Мари опустила госпожу на опавшую листву и поднялась на ноги. – Мы здесь! Сюда! – Махнула она рукой. – Слава Богу! – Она схватила Стена за руки. – Помогите моей госпоже! Она, кажется, в обмороке.
-Ну да. – Стен осветил Мари и лежащую у ее ног Селин. – Госпожи, да знатные дамы все такие. – Он взвалил Селин на плечо, словно мешок картошки. – Чуть что, так сразу в обморок падают. То ли дело нормальные девки. Держитесь за мой пояс. – Парень уверенно полез вверх по склону, местами хватаясь за ветви кустов. – Шериф! Подхватите леди!
-Шериф уже стоял рядом. Он аккуратно взял на руки девушку. – Жива. – Удовлетворенно сказал он. – Хоть один живой свидетель.
-Она ничего не видела. – Мари выбралась из оврага и нерешительно выглядывала из-за спины Стен. – Я видела. Но говорить ничего не стану. Те … люди… - Она всхлипнула. – Могут вернуться и убить нас.
-Не бойся. Я, то есть, мы, я и шериф сумеем вас защитить. – Он обнял Мари за талию. И она не стала сопротивляться.
-Едем. – Шериф снова оказался на лошади. Он осторожно принял девушку из рук помощника. – Тут разберутся и без нас. – Отвезите тела в церковь. Завтра похороним по божьим законам.
*****
-Что с нею, матушка? – Мари тревожно заглядывала в глаза старухе-травнице. Вот уже сутки ее госпожа Селин не приходит в себя. – Староста говорит, жара стоит, больше нельзя откладывать похороны ее мужа.
-Хороните без нее. Она и сама вот-вот за ним отправится. – Травница приподняла голову девушки и влила в приоткрытые губы несколько капель отвара. – На все воля Божья. Даст Бог, проснется. А преставится, так тому и быть. – Травница поднялась с колен, оправила длинную тунику и повернулась к девушке. – Ты иди. Сегодня судный день.
Действительно, сегодня судили часть разбойников, пойманных с вещами из багажа четы Ливарье. Мари остановилась у края небольшой толпы из деревенских жителей и скрестив руки на груди, слушала, как шериф провозглашает обвинение, наблюдала как на шеи шестерых разбойников палач накинул петли. Отвернулась, и пошла прочь, когда из под ног приговоренных выбили поленья. А на следующий день ее госпожа, Селин открыла глаза.
-Слава Господу нашему Иисусу Христу! – Мари рыдая целовала руки госпоже. – Я то уж грешным делом думала, что бросите вы меня Ваше Сиятельство!
-Что… что случилось, Мари? – Хриплым шепотом спросила Селин. Она пыталась подняться, но голова закружилась и девушка рухнула на подушку.
-Не поднимайтесь, госпожа. – Над нею склонилась старуха с седыми космами волос и застиранном чепце. Девушка в страхе отшатнулась.
-Кто вы? – Селин с испугом оглядывала хижину. – Мари, где мы?
-Не надо бояться, госпожа, это Агнесса, травница. Она поставит вас на ноги. – Верно? – Мари обернулась к травнице, которая кидала в кипящее молоко коренья и сухие травы.
-Верно, моя госпожа. Теперь старая Агнесса вылечит молодую богатую вдову.
-Вдову? – Повторила Селин. – Мой муж умер? Мари! Что произошло? Я помню только, что лошади понесли. И карета, кажется, перевернулась?
-Верно, ваша правда, госпожа. Разбойники напали на наш кортеж, перебили охрану. И его Сиятельство граф, супруг ваш, тоже пред Богом предстал. Шею он свернул, когда карета перевернулась. А вас, госпожа моя, я как сумела, вытянула, пока ироды те тела обирали да грабили. Я с вами в овраге схоронилась. И как только мы обе шеи не свернули, Боженька отвел. А потом, слава всем святым угодникам, шериф прискакал. Теперь ваш муж на местном кладбище схоронен и свита вся. А шестеро разбойников, что удалось поймать, прошлого дня повешены были. В пекло им дорога.
Еще через два дня Селин, благодаря отварам и настоям Агнессы травницы и неусыпной заботе Мари, была уже на ногах.
-Благодарю вас. – Она стояла у плетня и смотрела в голубые глаза шерифа Гарнелла.
-Да, не за что. – Смутился он. – К тому же, мы все, что у разбойников тех отобрали, разделили честь по чести. Ой! – Смутился он еще сильнее и откашлялся.
-Ничего. – Улыбнулась Селин. – Давайте будем считать это моей платой за постой и лечение. Передайте часть имущества Агнесс.
-Что делать будете? – Он с сочувствием смотрел на девушку.
-Мне нужно в Лондон. – Задумчиво ответила девушка. – И черное платье.
-Это не сложно устроить. Завтра Герт, наш мельник, повезет муку в Лондон. Вы можете отправиться с ним. Не очень комфортно для Вашего Сиятельства, но в Лондон попадете. А платье вам моя жена принесет.
-Вот и хорошо. – Кивнула Селин. – Да, и еще, мне понадобятся бумаги о кончине моего мужа. Я должна сообщить о случившемся его поверенному в делах и нотариусу.
-Все будет сделано. – Склонил голову шериф.
Глава№5
-Еще немного и будем на месте. – Мельник уже в который раз обернулся на своих пассажирок. День выдался жарким, но молодая женщина в траурном одеянии была бледна и куталась в тонкий льняной плащ. Ее служанка заботливо предлагала хозяйке то кувшин с квасом, то кусочек овечьего сыра. – Может, остановимся? – Хозяйке вашей, вроде, не хорошо.
-Не нужно. – Ответила Селин. – Мы почти на месте. Эта дорога ведет в Саутуорк? – Спросила девушка.
-Да, миледи, но нам нужно ехать прямо. Вот он Лондон, прямо перед нами. – Мельник остановился, чтобы его спутницы разглядели город, что раскинулся перед ними.
-Спасибо. Мы сойдем здесь. – Графиня с помощью Мари спустилась с телеги. – До свидания, Герт. – Она подала мельнику крупную жемчужину, сорванную с сетки, что раньше украшала ее волосы. – Продай ее и купи сладостей малышам.
-Храни вас Господь за вашу щедрость и доброту. – Герт хлестнул лошадь и двинулся к городу.
-Они и так достаточно обворовали вас, Ваша Светлость. – Мари осуждающе качнула головой.
-Ничего, Мари. – Селин стряхнула с одежды мучную пыль и чихнула. – Как же я мечтаю о ванне. Идем. Нам, кажется, сюда.
-Как мы найдем дом вашей тетушки, госпожа? Вы были здесь лишь однажды, ребенком. – Мари оглядывалась по сторонам. – Какие красивые дома! А дорожки! А парки!
-В этом предместье живут очень состоятельные люди и знать. – Селин тоже невольно любовалась открывавшимися кое-где сквозь решетки кованых ворот домами и лужайками.
-Мари! – Позади девушек слышался мерный стук копыт и всадник еще раз подал голос. – Мари! Леди Селин, постойте!
Девушки оглянулись и Мари вскрикнула. – Стен! – Они ждали, пока юноша приблизится.
-Ты нашел Бублика! – Селин протянула руку к морде высокого статного породистого жеребца гнедой масти с пятном на лбу очень напоминающим бублик. Конь обнюхал ее руку и радостно фыркнул.
-Он вас вспомнил, госпожа. – Стен застенчиво улыбнулся и взглянул на Мари. – Я еще кое- что привез, госпожа. – Он достал из притороченной к седлу сумки шкатулку. – Вот. Неуверен, что все сумел вернуть, но сколько удалось.
-Стен, где ты это взял? – Тревожно спросила Селин. – Ты это у шерифа забрал? И Бублика?
-Я услышал госпожа. – Стен опустил голову. – Что ему кто-то заплатил за то, чтобы банда напала на ваш кортеж. Он их и навел. А тех, кто знал о его делишках, повесил, как разбойников. Вот я и прихватил, что сумел и за вами бросился. – Он немного помолчал и тихо добавил. – Теперь я не могу вернуться.
-Госпожа! – Мари умоляюще сложила руки. – Позвольте ему остаться. Пожалуйста!
-Пожалуйста! – Стен упал на колени перед растерянной девушкой. – Я клянусь выполнять любую работу. Служить верой и правдой.
-Хорошо. – Растерянно ответила графиня. – Но мое положение так неопределенно и шатко, что…
-Госпожа, чтобы ни случилось, мы будем идти следом за вами.
-Хорошо. Но что с нами будет, если моя тетка откажется принять меня? Возможно, я сумею договориться, чтобы она приняла вас двоих и Бублика. – Селин медленно брела вдоль каменных заборов богато убранных усадеб.
-Разве она может отказать вам в помощи? – Удивленно спросила Мари.
-На моей памяти они с отцом родные брат и сестра. Но я видела тетушку Беатрис только раз в своей жизни. Кажется, они в ссоре. – Селин остановилась. – Так мы будем бродить пока не свалимся с ног. Нужно узнать, где дом королевского советника лорда Ардена.
-Оставайтесь на этой вот скамейке в тени. – Стен привязал коня. – А я попытаюсь разузнать, как найти леди Арден.
-Стен. – Мари тревожно смотрела на статного парня. – Возвращайся скорее.
Юноша кивнул и быстрым шагом пошел по улице.
-Придется вас поженить. – С улыбкой отметила Селин. – Он ради тебя кражу совершил.- Девушка с улыбкой смотрела как зарделись щеки служанки. – Ты, кажется не против и…
-Это чего вы здесь расселись? Мы не подаем милостыню! Вон! – Седеющий садовник, размахивая метлой, двигался к небольшой увитой плющом кованой калитке, у которой на скамье сидели девушки. – И скотину свою уводите! Нечего здесь гадить!
-Мы только присели отдохнуть немного и скоро уйдем. – Растерянно ответила Селин.
-Нам нужен дом лорда Ардена. – Добавила Мари.
-Это зачем вам дом Арденов? Милостыню леди раздает каждую среду у церкви. Так, что убирайтесь! – Он замахнулся на испуганных девушек.
- Тише отец. – Стен подошел в самый разгар перепалки. Не смей кричать на графиню де Лорен!
-Что происходит Харрис? Что за шум? – К калитке подошла высокая, стройная женщина с тонким, словно ивовая ветвь, гибким станом. Она подобрала длинный подол яркого сине-желтого блио из тонкого шелка.
-Ваш слуга смеет кричать на титулованную особу, Ваше Сиятельство.
-Вы назвали имя. – Нетерпеливо перебила женщина. – Что за имя вы назвали, юноша? Где вы встретили графиню? Отвечайте!
-Тетушка! Тетя Беата! – Селин смотрела на женщину наполнившимися слезами глазами.
-Девочка моя! – Леди Арден бросилась к калитке. – Харрис! Немедленно открой калитку! Беги за ключом! Девочка моя! Твой дядюшка Уиллис ищет тебя повсюду уже третий день! – Обе женщины бросились друг к другу и обнялись сквозь прутья решетки.
*******
Селин, сидела на мягком диване в уютной гостиной и не сводила восхищенных глаз со своей тетки, леди Арден. Все в ней было восхитительно: и гибкий, тонкий, не смотря на возраст стан, и длинные, густые, почти черные волосы и черные глаза, мечущие молнии то радости, то печали, и смуглая бархатная кожа. Вся она была словно экзотическая птица, невесть как попавшая в туманную Англию. Она слушала рассказ Селин, хмурясь и качая головой.
-Я писала твоему отцу. Я умоляла его не отдавать тебя за этого графа! Но твой отец всегда был упрям как тысяча мулов!
-Я думала, вы не общаетесь с братом. Вы больше не приезжали к нам…
-Все не просто, моя девочка. – Беатрис обняла Селин и прижала к себе. Все очень не просто. Как –то я расскажу тебе нашу историю. Когда ты отдохнешь, и наберешься сил. А сейчас не думай ни о чем. Все плохое уже позади. – Она поцеловала Селин в лоб.
Your rating: Нет Average: 4.3 (6 votes)

Оно

Helena аватар
Оно (продолжение) перед Вами: Потерянная инфанта 6 - 10. Спасибо за проявленный интерес и приятного чтения.

Хотелось бы

master_tot аватар
Хотелось бы продолжения...

Спасибо

Helena аватар
Спасибо большое. Мне очень приятно.

Добро

admin аватар
Добро пожаловать!!!
Давненько у нас не было таких хороших обновлений.