Смена

Валентина решила, и сегодня не отдыхать. Приняла инвентарь. Завхоз долго устанавливал ржавый мангал, который зимовал за складом. Пожилая и худая, как щепка, Людмила Степановна Кузнецова, заведующая пищеблоком, улыбалась морщинистым лицом, обещала помогать. Выдала под роспись весы, разовые тарелки, банки со специями. :Валентина помнит тот день до мельчайших подробностей. Отпечатался в памяти, как самое первое сентября.
- Будет прибыль. Организую помощницу. Пристроим к бару павильон. Купим гриль и оборудование. Пока потерпи.
Она училась у завхоза, у армянина дяди Бори. Читала книги.
- Шашлык - самая древняя еда. Первое блюдо, которое освоил человек. :Денежки считай. В долг никому не давай. - Советовал поддатый завхоз Мазницын. Его смуглое лицо наводило на мысль, что он закоптился у костра и не хочет отмываться.
- Золотое дно, Валя, - говорила белокудрая пампушечка, Зоя-буфетчица из бара. - Попроси завхоза, чтобы настрогал деревянных шпажек. Как только мясо сжарится, надевай и мне давай сигнал, чтобы я знала, сколько у тебя заготовок. Деньги буду брать я, а жарить - ты. И развешивать. Потом поделюсь с тобой излишками. Не обязательно ровно сто граммов нанизывать. Не бойся, дурочка. Лаваш режь на порции. Не дрожи. Стульчик имей. Не стой лишнего. Ноги не казённые. Береги. Мне только сорок, а я уже получила увеличенные вены. Варикоз.
В первые дни много было шума. Не хотели ждать, не хотели оплачивать. Пьяные дядьки совали деньги, забывали брать сдачу. Кто понаглей, хватали шампуры, бросая купюры на весы. Валентина бегала в бар, просила Зою отбить чеки. Женщина желтозубо сверкала ртом, говорила медовым шепотом:
- Простота ты моя. Бери. Это твоё. Ко мне не бегай больше. Братишкам купи к школе кроссовки. Сама в чём ходишь? Золушка одевалась лучше. Кофту сбрось. Фигура у тя - будь здоров, Клавка Шифер позавидует. А что мордуленция топором тёсана, так это поправимо. Ресницы свои белёсые покрась. У свиньи краше. Брови нарисуй. Их не видать вовсе. Ни одного платья нет нормального. Тебе замуж выходить. Оденься мало-мальски. Сначала мужики смотрят на одежду, а потом лишь, - что под одеждой. Скоро зима. Нам тут пахать, подруга, и на морозе придётся. Веришь в павильон? Наивная. У тебя руки за неделю обветрили. Крем купи. :Научишься обвешивать, собачиться. Я не с луны упала в этот бар. Только не пей. Будут в рот лить, не пей. Я ж такая была, как ты. Подмяли, задавили. Поверила одному подлецу, потом другому. Не верь никому. И мне тоже не верь. Плохая, когда выпью. Помни. У тебя цель. Иди к ней. Нельзя тебе задерживаться надолго. Это пока здесь тихо. Подожди. Девчатки будут наезжать, обслуживать крутых парней. Картишки, наркотики, драки. Всё это будет. Скоро. Знаю.
Как-то утром увидела Валя, взъерошенную сороку. Птица едва сидела на ветке и оправляла помятые перья. Одно перо торчало из крыла. Она не могла его определить на прежнее место. Сорока слетела и села на спинку скамейки. Вале показалось, птица голодна. Её грустный вид вызвал жалость. Девушка бросила ей кусочек жилы с мясом. Сорока боком отскочила, но, взглянув на девушку блестящим глазом, подобрала мясо и взлетела на сосну. Валя продолжала работать, нанизывая холодное мясо на шампуры. Трещал костёр, плюясь искрами. Приплыл на своей кособокой лодке завхоз. Он проверял сети со сторожем, появившемся на базе недавно.
- Валюня, сооруди нам по палочке. Продрогли, - ласково попросил мавр Мазницын. На противоположном берегу ахнули два выстрела. Высокий парень понёс на кухню тяжёлый, пахнущий тиной, мокрый мешок, в котором трепетали от страха рыбины. Валя слышала, как они судорожно шлёпали друг друга хвостами. Сторож поставил на столик два стакана с водкой, подложил в костёр поленья. Завхоз снял половину мяса с двух шампуров и начал насыпать в мангал угли.
- Беда, дева. Нету древесного. Чо делать будем зимой? Намёрзнешься. Нашёл в одном месте. Так цену заломили не вышепчешь. Ты в своём павильоне задубеешь. Надо утеплять. Хоть гипсокартоном. - Завхоз и сторож в два приёма высосали содержимое стаканов. Заговорили. Ушли. Валя начала заполнять мангал шампурами. Как привидения появились отдыхающие. Красные изжёванные опухлые лица. Запах смердящего перегара. Непроизвольные стоны - вздохи. Наливала быстро пиво, подавала разовые тарелочки с жареным мясом. Пришёл с чеком завхоз. Валя подала и ему тарелочку.
- Васька придёт позже. Он начал яму копать, чтобы уголь выжечь. Говорит, что умеет. Ловкий, гад. Всё знает. Его бы на <Поле чудес>. Обо всём судит со своей колокольни. Глухонемой, а грамотный:
Отдыхающие разбрелись по озёрному берегу, поросшему желтеющими камышами. Латунные сосны чёрные у комлей глухо шумели вершинами. От воды потянуло холодом. Пронзительно и требовательно застрекотала сорока. Пробежалась под столиками. Подобрав кусок лаваша, улетела к домикам, которые зачем-то называли палатами, где жили и поживали в одиночку и парами горожане.
У селян деревни Круглые Копанцы не было времени отдыхать. Копали картошку, убирали овощи, солили и мариновали огурцы и помидоры. Грибы настырно пошли слоями. Сыроежки и рыжики, грузди и белые всходили и зрели с большой скоростью. Вале иногда удавалось выбежать за территорию базы отдыха, нарезать ведро, а то и пакет. Она пыталась сушить белые, а сыроежки отваривала и мариновала с укропом и специями. Возила домой с мясными косточками, которые хранила в холодильной камере. Два раза приходил Виктор, молча помогал жечь уголь. Иногда рассказывал, как идёт работа у девушек. Они стали часто ссориться из-за денег. Виктор отрешённо смотрел на огонь. Вале казалось, что хочет важное сказать ей, но стесняется. Её тяготила его тупая нерешительность и мальчишеская трусость.
Наступали с озера глухие туманные сумерки. Загорались на танцплощадке разноцветные лампочки. На базе отдыха начиналась другая жизнь. Музыка разрывала туман над озером, колотилась меж сосен. Валька обречённо шла с Виктором домой по сумрачному лесу, высматривала на обочине грибы. Молчание было тягостным и тоскливым. Только у калитки, передавая, сумку с банками, проговорил:
- Ты бы, Валя, вернулась в цех. Так всё было у нас хорошо. Зачем ты ушла?
- Сама жалею, - ответила резко Лебедева. - Теперь поздно. Зарплата хорошая. Надо мальчишек в школу собрать.
- Я тебе помогать стану. Ты поступишь в институт. Верю.
Виктор поспешно ушел. Валя горько смотрела ему вслед. Братья встретили шумно, и она за этой радостью забывала грустное виноватое лицо Виктора. Деньги обесценивались на глазах. Валя в один из выходных решила поехать в город и купить пальто к школе мальчикам. Она планировала справить и себе обновку, но денег едва хватило только на два сиротских по цене пальто. Всё подорожало. По её подсчётам денег должно было быть больше. Но факт остался фактом. Поплакав, купила погодкам Толе и Коле по мороженому. Валя догадалась, что мама нашла её копилку и брала на свои неотложные нужды. Самогон стоил недорого, но у мамы были подруги. Мама, мама. Тебе тяжело. Но и мне трудно. Придётся деньги прятать где-нибудь в бане или в летней кухне. Это же не порядок, если родная мать ворует у дочери трудный заработок.
Придёт зима. У меня старое пальто, у меня худые сапоги. Ничего не скопила на учёбу. И не смогу накопить. Не смогу: Валя тяжело вздыхала. Она думала, как ей поступить с зарплатой. Придётся ездить в город и обменивать рубли на валюту, которая не падает, а растёт.
Мальчишки были довольны. Они ели грибы с жареной картошкой и вспоминали поездку в город. Мама набычилась. Она полусидела на крыльце. Её голова не держалась. Валя затеяла стирку. Но не обнаружила стиральной машинки. <Украли. Доча, кто-то стыбзил. Теперь вот: Буду я стирать в корыте. Кому понадобилась старая машинка>.
Мальчишки переглянулись. Толя сказал:
- Мама, ты же её отдала дяде Ивану. Он тебя угостил водкой.
- Он ремонтировал: В ремонт сдала, - сказала очень поспешно мама.
- Мама, ты же её продала, - сказал Коля.
- Не может такого быть, дети. Мама не обманывает вас. Машинка наша в ре-мон-те. Скоро мы её заберём. Дочка, он отремонтирует, и мы пойдём забирать машинку нашу. Как ты получишь деньги, так мы и заплатим за ремонт. Какая ты у меня заботливая. Пальтишки красивые и цвет не маркий. Надо было брать на размер больше, чтоб на другую зиму хватило. Они растут быстро. Пальты будут малые им.
Сорока прилетала часто. Она не боялась Валю. Усаживалась на ближнюю скамейку и ждала, когда обратит на неё внимание и бросит кусочек мяса. Один раз даже пыталась украсть ломоть лаваша. Лебедева пристыдила сороку.
- Исповадила ты её, - ворчал нехотя Мазницын. Мужчины смеялись, а дети подкармливали птицу. Родители поощряли их, говоря, что птиц нужно жалеть.
- Сороки и вороны очень умные. - Проговорил господин в шляпе и в тапочках на босу ногу. - Вот у нас в части была ворона, так она однажды у солдата украла часы. Он кидал в неё камнями. Умывался после наряда. Снял часы. Пока лицо вытирал полотенцем, она спикировала. Солдат на своего приятеля взъярился. Обвинял и требовал вернуть. Благо, один ефрейтор заметил кражу, так он и помирил друзей, рассказав о воровке. Долго искали гнездо. Нашли часы.
- Они любят блестящие предметы. Им всёрав - но часы это, или обрезки жести, или осколки зеркала, - сказал другой отдыхающий. - Читал я в книжке. :Шашлык сегодня отменный. Был я на Кавказе, в Болгарии. Доводилось, и в Узбекистане жить. Уважающий себя узбек, подойдёт к мангалу, понюхает. Если уксусом пахнет, мимо пройдёт. Наша Валюша молодец. Настоящий профессионал. Мы сюда каждую пятницу с ребятами ездим. Да. Из-за Валиного шашлыка.
- Я дома всегда делаю только на вине. Баранина не так вкусна.
- Говядину, козлятину, конину нужно в простокваше мариновать, - заговорили отдыхающие, обсуждая секреты приготовления шашлыков.
- Не скажите, эти птички не просты. Валя, у тебя, почему нет книги предложений? Мы тебе благодарности будем записывать.
- Костя, это всё муть. Выпиши премию, девочке. Ты в карты проигрываешь за ночь десять её зарплат годовых.
- Не возьмёт, - сказал отдыхающий. - Она не крысятничает. По понятиям работает. Не современная. Сдачу вечерами сдаёт до копейки. Проверять не нужно. :Пробовал я. :Обижается. :Таких мало нынче.
- Пацаны, давайте сложимся, :в натуре, и купим девочке путёвку. Пусть отдохнёт от своего мангала. - Парни заспорили. Один предлагал подарить крестик золотой с цепкой, другой настаивал на браслете.
Подвыпившие отдыхающие, вечерами легко оставляли в баре солидную сдачу. Зоя, отпускавшая вино и водку, выгоняла Лебедеву, если она приходила отбивать чеки.
- Ты пойми, Валька, твой мангал такую прибыль даёт, что все расходы на мясо окупаются в двадцать раз. А эти копейки никому не нужны. Сколько тебе можно втолковывать.
- Не могу брать то, что не принадлежит мне. Зарплату я получаю.
- И за питание с тебя и с меня высчитывают. А ты в столовую не ходишь, картошку печёшь. :Не придуривайся. Не тобой заведено. Не тобой будет отменено. Тебе платят отдыхающие за твою неандертальскую честность и высокое качество шашлыков. Ты работаешь в две смены. У тебя должен быть помощник. Обещала же заведующая питанием. И что? Поулыбалась. Прибыль пошла, а помощника тебе не дала. Ревматизм от холодного мяса заработаешь. Ты не шути: Пока молодая, так не чувствуешь, что постоянно с холодным мясом возишься. Иди отсюда. Чтобы ты не мельтешила с этими деньгами. Бери, как заработанное, как плату за вредность. Лицо у тебя стало, как печёное яблоко. Я тебе крем привезу, чтобы мазала руки и мордочку. Защищать надо.
- Красоты не прибавится, - скромно говорила Лебедева.
- Кто тебе сказал, что ты у нас уродина? Нормальное лицо. Только нужно ухаживать за ним. :Не маши рукой. Ты молодая, умная. Не будь такой унылой. Улыбайся чаще. Не для них. Для себя. На тебя новый сторож поглядывает. Он хотя и немой, но ничего. Старательный. Говорят, что его избили. Вот он и не разговаривает. Угля тебя на зиму нажжёт. Всё с костром не возиться. Шустрый. Только ты имей голову. В контакт не входи. Сказали недавно ребята, что отбывал по глупости, а потом за воровство. Хотя: Я тоже ворую. Пьяных обсчитываю. :Не делай коровьи глаза. :Такова наша торговая жизнь. Не захочешь, так украдёшь. Делиться надо и платить за привезённый дефицит, за недостачу, которую ты не делала. За всё платим, Валюха.
Лебедева уходила к мангалу, сильно сминая в комок деньги в кармане фартука. Людмила Степановна в тот же день выговаривала:
- Ты отдыхающих не обижай. Жалуются. Где вы такую откопали?
- Я вообщем:
- Почему не берёшь чаевые? Этим обижаешь людей. Они хотят тебя отблагодарить, а ты свой гонор выставляешь. Так нельзя. Хвалю за честность, но не то время, чтобы от денег отказываться. Да какие это деньги. Слёзы. Уважают тебя. Из города к нам едут, чтобы твоего шашлыка поесть. Мы это ценим. Помощницу пока не нашла тебе. А вот насчёт зарплаты решу.
- Пиво бы убрали от меня. Не успеваю. Нужно за мясом следить, отпускать, взвешивать, пиво наливать. Когда народу много, так шумят.
- Пиво в бар поставлю, - пообещала Кузнецова. - На шум внимания не обращай. От пива грех отказываться. Навар всегда у тебя. Смотри сама.
Отдыхающие ели, ели и ели. Ели в столовой, ели в баре, ели в своих шалашиках - бунгало. Ели вечером, ели ночью. И все равно оставались объедки, которые с упоением поглощали поросята, выращиваемые добряком - завхозом в новом свинарнике, расположенном недалеко в лесу. Ему помогал Васька, по прозвищу Немтырь. Ночью он зорко охранял базу отдыха, которая официально будет называться со следующего года санаторием <Серебряные плёсы>. Уже куплена пасека для меда и апитерапии, строится блок грязелечебницы, готовятся кабинеты для массажа и рентгена, иглотерапии и медитации. Планируется строительство бассейна, спортзала и боулинга. В бывшей колхозной ферме уже оборудованы стойла для лошадей, закуплены коровы и куры. В перспективе производство кумыса, конные экскурсии. Уже работает мельница и строится теплица для ранних овощей.
- <Откуда у людей такие деньжищи? - спрашивают друг у друга селяне, работавшие когда-то механизаторами и доярками. В колхозном саду новый хозяин. Выкорчёвываются старые яблони и сажаются новые, растут плантации ягодников и кустарниковых. Дисциплина и порядок удивляют. За пьянство на рабочем месте - увольнение, за воровство - наказание суровое. Счастливчики, получившие работу, регулярно несут в семьи зарплату. Это радует и вселяет надежду на то, что не придётся стоять на базаре, торгуя импортным шмутьём. Начальник <Плёсов> привлекает молодых, отправляет на курсы, строит жильё. Его уважают и боятся. Прозрачные глаза, бледное неулыбчивое лицо; - мальчик, совсем мальчик, а в голове держит всю бухгалтерию, помнит каждого по имени отчеству. Не повышает голоса, а речь чистая и правильная.
2.
Валя Лебедева привычно протыкает кусочки маринованного мяса острым шампуром. Одервенели руки. Кастрюля ночевала в холодильной камере. Трещит костёр, выплёвывая искры. Свистят тревожно птицы. Девушка спешит. Скоро проснутся усталые отдыхающие, пойдут в бар за пивом и коньяком. И всё будет так, как было вчера, позавчера.
Скоро месяц девушка <фарширует> маринованное мясо шампурами, жарит его, снимает, взвешивает и подаёт, требуя чеки, которые тоже накалывает на шампур. Не снимать нельзя. Почему? Потому что, как сказал пожилой рябой армянин, дядя Боря, отделывавший столовую: <Где шашлык, там вино, где вино, там разговор, где разговор, там спор, а где спор, там обида, а в руках глупца острый шампур>.
- Завтра я тебе травку привезу для шашлыка. Специи наши, из Армении. Пачку соли держи при себе. Если возникнет пламя, посыпай. Смотри как. Вкусный шашлык получается на косточках. Вырезай рёбра. Отбивай. Ладно. Скажу повару, пусть составит калькуляцию. Можно делать отбивное мясо на решётке. Привезу тебе и решётку. Покажу.
Валя придерживает мясо вилкой, как показал дядя Боря, сбрасывает в глубокую миску. Случается, что наглецы хватают шпажки, не оплатив. Валя не плачет. Привыкла. Ходит по территории, по берегу озера, собирает кованные из толстой проволки шпаги. Для особых лиц есть шампуры из белого металла. А проверяющих много. Каждую неделю приезжают. Особенно много проверяют по пятницам.
С удовольствием уплетают шашлык, отбивные котлетки на решётке. Но больше всего, им нравится мясо на косточках, шашлык по - карски. Вале кажется, что мир наполовину состоит из проверяющих. Прибывают из райцентра, из города, и даже из Барнаула. Похваливая жареное мясо, изредка спрашивают санитарную книжку, но никто не приносит оплаченные чеки. Была одна тётка, которая старалась всучить мелочь. Валя поняла, что это подлая провокация. Деньги не взяла.
- Где у вас стоит кассовый аппарат? - ехидно вопросила дама.
- В баре, где вы кушали, - ответила Лебедева. - Блюда отпускаю по оплаченным чекам. Там висит меню, выход продукции и стоимость.
Замдиректора в припадке радости после отъезда комиссии, обещал построить прилавок, чтобы не толкались, не лезли к мангалу, но только вчера привезли доски. Они лежат большой, пахнущей живицей кучей, между соснами. Дядя Петя Мазницын, хромая протезом, шкурил со сторожем столбы. Она бы помогла. Как только приливает затишье на берег, крошит холодное мясо. Её тонкие пальчики удаляют жилы, срезают плёнки. Убраны в пакет кости. Их разрешили забирать домой. Каждый вечер Валька с попуткой едет в деревню, а рано утром бежит по тайге, стараясь пораньше занять рабочее место. Персонал привозят, но только к восьми часам. А Валя старается начать работать, как можно раньше, когда отдыхающие, страдая головами, бредут похмелиться. С остервенением пьют пиво, чтобы погасить пожар в отравленном желудке. Этот пожар бушует неугасимым пламенем каждое утро. Лебедева - главный пожарный, главный лекарь.
Она знает, что шашлык должен мариноваться в растворе уксуса с разными специями, с луком. Проходили в училище. Но уксус она почти не льёт, а добавляет аскорбинку. От уксуса мясо быстро ужаривается, становится твёрдым и не вкусным. Дядя Петя замариновал две банки мяса. В одной, как требовала технология, был уксус и всё необходимое, а в другой - специи, соль и лук, перекрученный на мясорубке, но без уксуса.
- Попробуй, - подавал ей кусочек мяса, снятого с длинного шампура. - А теперь вот с этого. Какое мясо вкусней? То-то. Твой шашлык должны запомнить на всю жизнь. Любую работу делай так, чтобы не стыдиться потом. - Пожилой дядька опекает её, подсказывает, как хитрить, взвешивая порции, куда прятать излишки мяса и уносить домой, чтобы подкормить двух младших братьев.
- Дядя Петя, что вы такое говорите. Я, не могу.
- Дурочка из переулочка. Хозяйства у вас нет. Мальчишкам расти надо. Мать, небось, их лапшой кормит и картошкой. Когда ещё пришлёт отец деньги. Надо форму купить, учебники. Мешочек подвяжешь покрепче. Но не холодное мясо. Усекла? - Пётр Иванович Мазницын оглядывал худую мальчишескую фигуру девушки, хмыкал, качал большой бритой головой. - Ну, надень эту <сбрую> для вида что ли. Хоть бы ваты подложила. Из старого матраца не дёргай. Грязь там одна. Из аптечки возьми на кухне. :Нам не важно. Что дальше, что за платьем, важно, что глазами можно пощупать. Очередь будет длиннее, а чаевые - больше
Дядя Боря - армянин научил её, как держать в мангале нужную температуру, как следить, переворачивая шампуры, чтобы мясо не слишком зажаривалось и не горело.
- Ты что-то совсем ничего не ешь? Ходи в столовую. Кожа и кости. Из зарплаты всеравно высчитывают за питание, - сказал завхоз.
- Петр Иванович, это же не моё. Как есть чужое?
- Вот ты какая. Говорю, что высчитает начальник, глупенькая. Не украдёшь, не проживёшь. Голова твоя садовая. Святая простота. Да-а-а:
- Я картошку пеку в мангале.
Костёр из больших поленьев, составленных почти вертикально, догорал. Валя бросилась к нему, чтобы положить очередную порцию дров. Огнём должен заниматься сторож базы отдыха, но он, и завхоз добротно выпили. Дядя Петя вышел из бара, сказал: <Седня, доча, день счастья>, ушёл топить баню.
Валя ополоснула руки в кастрюле, вытерла о фартук, так как полотенце, которое вчера получила, куда-то делось. Над соснами, что чернеют на противоположном берегу, давно выкатился слепящий блин. Алая гладь воды остекленела. Лишь изредка поверхность большого озера ломают расходящиеся круги.
Шиферный навес сколотили недавно, принялся завхоз из обрезков стены мастерить. Дождь не мочит ни отдыхающих, ни мангал. Над ним - раструб и труба. Она жарит мясо в тепле. Отдыхающие, загрузившись в баре, располагаются за столиками с бутылками и тарелками, приходят к ней с оплаченными чеками и развязно требуют своё, в любую погоду. Вкопали ещё ряд столов, поставили бочку и кегу с пивом рядом с мангалом.
Обжигаясь, девушка крутит шампуры, следит, чтобы в мангале не было пламени, от которого копоть. Наливает пиво в полторашки, в банки, в стаканчики. <Какой дурак требует зарплату на пиве>, - расхохотался дядя Коля, коммерческий директор, когда вкатили на помост первый бочонок, именуемый кегой. Установили насос, который нужно качать ногой, и все начали пить пиво, подставляя под кран обрезанные полторашки. Нестерпимый жар делает её измученное лицо уродливым и красным. Педаль насоса она, по совету дяди Пети, положила у прилавка, чтобы любители пива сами шевелили ногами. Отдельные плешивые граждане суют ей капроновые стаканчики с пивом, покровительственно говоря:
- Выпей, Вальша, охладись. Сегодня у тебя запарка. Жара-то какая. Духота. - Она не пьёт пиво. Не пьёт и водку. Зачем травить себя.
Большой мангал помнит с того времени, когда впервые попала сюда. А путёвку в пионерский лагерь <Юность> взяли родители, когда окончила второй класс. Мангалу уже тогда подпирал стену склада, в котором нервно гудели двигатели холодильных камер. На открытия и закрытия лагерных смен собиралось много представителей разных ведомств. Тут были важные медицинские работники, в армейской форме офицеры райвоенкомата, пожарное крутое начальство - тоже в кителях со своими эмблемами, миленькие тети из отдела культуры и библиотеки; директор дома пионеров всегда стояла рядом с заведующей санитарной службы, во втором ряду - парни из ДОСААФа. Они учили их стрелять из <воздушек>, водили в походы, проводили соревнования с военкоматскими офицерами. Независимо держались представители <Сельхозхимии>, СМУ, которые ремонтировали домики и строили столовую. Даже построили двухквартирный дом для сторожа и старшего повара. Их семьи прибыли потом, спустя много лет, когда Валя выросла, после событий в Узбекистане. В первый сезон были настоящие палатки. Спать в них было душно в тихий час, пионеры и школьники убегали в бор, на берег озера. Печь, на которой варили суп из рисового концентрата, стояла под навесом. Отряды ели под навесом. Первый домик заняли малыши, а второй - только строился. Территорию не успели огородить, дети носились по бору, собирали грибы и землянику.
:Важно стоял пухлощёкий председатель колхоза, высокий и худой парторг с женщиной больного вида, председателем местного комитета. Директор кирпичного завода всегда стоял с весёлым начальником <Сельхозтехники>. В первом ряду - представители райкома партии, райисполкома и райкома комсомола. Им сдавали рапорты, им пели песни, читали стихотворения. Каждое лето Валя отдыхала в лагере. Появились улицы из домиков-палат, построили просторную столовую, в которой показывали киноленты. Мангал появился неизвестно когда, но тогда он выглядел большим и новым. Валя помнила и знала, что комсомолки из аппарата перед открытием первой смены убирали мусор, скопившийся за зиму. Такой у них был субботник. Почему ей это было известно? Потому что после восьмого класса Валька работала техничкой, пионерской вожатой, была кухонным рабочим. Носила в штаб котлеты, яблоки. Гости веселились до утра:
Начальник управления сельского хозяйства, напоминавший зарубежного актёра, выделялся высоким ростом и удивительной причёской. Говорил коротко, будто кто-то где-то его ждал. Он всегда вручал нужное. Это мог быть телевизор, магнитофон или проигрыватель. А вот редактор местной газеты <Вымпел> ничего не вручал, но в газете всегда была его статья. Фотографы (они в редакции часто менялись) снимали отряды на линейках, на эстраде во время концерта, за обедом и у прощального костра.
Когда Валя была маленькая, всех стеснялась. И не замечала, что мангал исчезал, а потом появлялся на своём месте. Уже после восьмого класса она, стоя на линейке, недоумевала, отчего с каждым открытием и закрытием смен уменьшается количество гостей на трибунке. Валя слышала, как отец говорил, что его скоро сократят, так как закрывается СМУ. Нет финансирования, сократилось строительство. Он работал на автокране. Летом дома бывал редко. Колхозы строили двухквартирные жилые дома, мехтока, коровники и свинарники. Автокран большой мощности был один на весь район.
Помнит, как однажды не пришли поздравить с открытием сезона девчонки-комсомолки. Не стали показывать в столовой кино, зато появились <видики>. Экран телевизора мал, отряды садились даже на столы, чтобы увидеть зарубежный боевик. Вале не нравились чужие фильмы. Она любила <Полосатый рейс>, <Кавказскую пленницу> и многие свои советские фильмы. А чужие мультики показались ей глуповатыми и неприятными.
В последний сезон Валя уже не стояла на линейке. Работала в столовой. Мыла посуду, помогала поварам. У мамы тоже не стало работы. Она плакала, провожая отца в далёкий Сургут. Папа должен был устроиться и приехать за ними. Но прошёл год. Не только переводы перестали получать, но и открыток не находили в почтовом ящике. Папа не отвечал на письма, не приходил на переговоры. Начальник транспортного предприятия, куда папа устроился водителем трубовоза, ответил, что Лебедев М.И. уволен по статье за прогулы и пьянство. Мама собралась обратиться в органы, но тут папа прислал письмо из Тюмени, извинялся, просил не волноваться, так как ему удалили почку, а медсестра взяла его к себе в семью. Возможно, он приедет, если отпустит молодая жена, потому что у них после почечной операции образовался ребёнок.
Мама устроилась мыть полы в доме культуры, а Валя решила поступить в профтехучилище, так как оно ещё работало в соседнем селе. Она очень хотела стать врачом, но училась на повара. В училище хорошо кормили, платили стипендию. Подруги - Настя и Таня отговаривали её, хотя сами в школу посещали неохотно. У них не было ни модных сапог, ни новых платьев, чтобы ходить на школьные вечера. Они бродили по улицам, заходили в парк, который взяли в аренду какие-то мужчины, установили качели, карусель и колесо обозрения. Играла музыка, продавали пиво и мороженое. Знакомые мальчишки, бросившие учёбу, собирали по свалкам металлолом, сдавали, и могли жить самостоятельно, не выпрашивая денег у безработных родителей, отдававших своё время огородам и личным подворьям, на которых росли животные и птица. Мальчики угощали девочек пивом и шоколадками.
Училась Валя старательно. Не ходила на танцы. Ей нужно было получить свидетельство о среднем образовании. Она непременно будет врачом. Свою работу видела даже во сне. Будто бы ведёт приём больных детей. Она всех исцеляет. Дети водят хоровод. Она стоит в центре, и всем раздаёт импортные конфеты, которые не вкусней своих, родных, которые всегда покупал в получку отец.
3.
Валя поняла, что наступившие перемены ей не принесли ничего хорошего. Народ потащили в новую светлую даль, когда спекуляция стала называться предпринимательством, а вседозволенность, демократией. Мечта об учёбе в институте таяла. Девушка верила, что сможет добиться цели. Она сильная и настойчивая. Надеяться на помощь родителей не могла. Решила получить какую-нибудь специальность и окончить школу.
Настырная Валька Лебедева добилась своего. Она за один учебный год сдала экзамены за десятый и одиннадцатый классы. Ей вручили два документа. Она стала поваром-кулинаром. Её хвалили. Хотя и не все. Ей было всеравно, что скажет завуч по внеклассной работе. Валя отказывалась выполнять её поручения. Не участвовала в спортивных соревнованиях, не выпускала стенную газету, в редколлегию которой, её записали. Она даже отказалась копать и делать грядки на огороде завуча, хотя другие девочки это делали с удовольствием, за что получали высокие баллы по истории, предмет, который вела тётя Алла, молодящаяся бабулька с вихляющимся из стороны в сторону бюстом. Когда она видела преподавательницу, спешащую по коридору, ей казалось, что вот сейчас кофточка прорвётся, и два арбуза упадут и разобьются об пол. На Валентину жаловались и другие преподаватели. Но директор училища - полный и добрый Алексей Алексеевич Водкин - заступался за неё. На краевом конкурсе Лебедева получила за профессиональное мастерство второе место. Первое не могла получить, так как выступала и внучка председателя жюри.
Валя хотела попасть в столовую больницы, но штат оказался укомплектованным. Не приняли её и няней. Главврач сказала, что её не могут направить на учёбу, так как она не из семьи медработников, не училась в специальном классе, который проходил практику в поликлинике.
- Я получила специальность повара-кулинара. У меня есть медаль и диплом. У меня два брата и мама:
- Работайте по специальности. Что вам тут надо?
- Я - хочу стать детским врачом. Дайте мне направление. Я была в администрации. Послать меня можете только вы. :Я не могу учиться. Там платно всё. У нас нет денег.
- Ищите заведения, где доступно.
- Мне нужно стать детским врачом. Я умею делать инъекции. Я читала много литературы по детским болезням. Я могу работать санитаркой. Вы увидите, что я не подведу вас. - Валино безбровое личико с узкой верхней челюстью и тонкими синюшными губами было бледно и выражало тоскливую озлобленность. Девушка напоминала затравленного волчонка, который не знает, что будет с ним, но пытается сопротивляться, озлобясь на всех, кто не хочет его отпустить на свободу. На Вале коричневая материна вязаная кофта и клетчатое платье, из которого она никак не могла вырасти. Поэтому носила его много лет. - Ну, спросите меня о том, что нужно делать, когда ребёнок получил ожог или другую травму. Спросите меня, как диагностировать аппендицит у трехлетнего:
- Чего ты тут разоралась? Иди. Не мешай работать.
Главврач испугалась. В просительнице увидела настоящего педиатра, который угрожает появлением её мальчику. Олежек учится на первом курсе. Он будет работать в этом чудесном посёлке городского типа, недалеко от большого промышленного города.
Валя понимала, что семья нуждается в её помощи. Мама иногда прибредала с работы пьяной. Дочь ничего не говорила. Сажала огород с братьями. Помогали подруги, приносили из дома рассаду помидоров и баклажанов, давали семена. У них всё было своё, но мама оставила семена огурцов и помидоров, тыкв и кабачков в сенках, а голодные мыши съели. Мама не очень горевала, надеясь купить на базаре необходимое, но денег не было. Они уходили, как вода между пальцев.
- Я не могу отстать от подруг. Сложились на подарок. У Дуси день рождения. Сама, понимаешь, - говорила мама. - Могу и не пить, но как, если приглашают. Значит, уважают.
Валя подумала, что можно заработать деньги на учёбу. Она станет экономить во всём. Сможет скопить за год нужную сумму. Ей повезло. Её приняли в фирму, которая организовала филиал в посёлке. Она с подругами оказалась в новом цеху, в котором запахи лука и фарша с трудом перебивали аромат краски. Валя присматривалась к женщинам, училась работать.
Через неделю, когда приехал технолог, обратилась к нему.
- Разрешите работать самостоятельно, - сказала Валя, испугавшись своей смелости. Изложив молодой женщине план, с тревогой ждала ответ. Фирма платила за сотню пельменей, которая должна иметь определённый вес. О качестве и вкусе не подумал никто. Валька подумала.
- Умница, - сказала технолог. - Такие люди нам нужны. Назначаю бригадиром смены. Получите наклейки на пакеты. Смена номер пять. Устроит? Холодильную камеру:
- Она же без замка, - сказала Настя Ольгина. - Так не пойдёт. Поставьте замок. Пожалуйста. Мы там будем хранить мясо, фарш, изделия готовые.
На следующий день приехала технолог, привезла слесаря, который вставил решётки на двери и окна, установил сигнализацию и повесил замки на холодильники. Женщины из бригады, видя такое, поджали губы, полагая, что девчонки им не помеха. Даже обрадовались, что продукция не будет смешиваться. <Сэкономленные> компоненты распределялись по сумкам. Валя это видела. В обеденный перерыв варили пельмени, сделанные из другого фарша, из другого теста. Валя помнила, как бабушка учила её работать сечкой. Мясо на котлеты и пельмени дома рубилось в корытце. Как специалист, Лебедева знала, что фарш в мясорубках окисляется и мясо теряет настоящий вкус.
Их было трое. Настя, Таня и Валентина. У всех дома пустила корешки нужда. Родители у Насти пили. Татьяна жила с бабушкой и братом. Отца посадили за похищенный мешок овса, а мать лишили родительских прав. Адвокат обещал, будто бы будет отсрочка наказания, так как его судили впервые. Каждый вечер девчонки начинали канючить:
- Валя, на дискотеку пойдём в парк? Валь, а давай немного мяса возьмём на тефтели. Брат работает на пилораме. Ест одну картошку. Хозяин не платит второй месяц.
- Немного. По двести граммов, - подходила и Настя Ольгина. Девушка высокая и привлекательная. Она курила и ходила к женщинам, поучаствовать в застольях. Приглашали тётки всех, но Валентина и Татьяна Солопина отказывались.
- Мяса брать не будем. :По две порции возьмите. Запишу.
- Ты что, Валюха, не убудет, - наступала Ольгина. - Чего, блин, ты делаешь? - удивилась, видя, как Лебедева бьёт яйца в тесто. - Это же твои яйца. Ты же из дома припёрла. Зачем?
- Чтобы пельмени можно есть. Вы их ели? Ели. Варили? Свои, которые сделали отдельно. Эти же разваливаются. Без яиц тесто, не тесто.
- И молоко будешь лить вместо воды? спросила с иронией в голосе Настя. - Хочешь, давай своё дело откроем. Я тебе верю. У тебя получится. Мы сможем. :Транспорт нужен, сбыт отладим. Возьмём ссуду, купим <Москвич> с будкой. Пикап.
- Не получится у нас. Нужны документы, сертификаты, лицензии: Хочу, чтобы наша продукция была нарасхват. Чтобы за ней гонялись. У нас фарш, как трава. Я ела. Жилы, не перекусишь. Кто жилы бросил? Одна жила может навредить. :Удалять. Рубить мясо будем. Это не мясорубка. Это измельчитель. Кости бабы пропускают. От этого вкус плохой.
- Нам чего? Как сказано, так и делаем, - загорячилась полненькая Татьяна, её глазки - пуговки заблестели. - Пусть за качество хозяйка думает. Она получает больше нашего:
- Зачем делать плохо, если можем сделать отлично.
- Мускатный орех прикажешь толочь? - вздохнула Настя Ольгина. Что ты сыплешь?
- На базаре купила приправу.
- Наркотик? - подошла голубоглазая белокурая Таня. - Дай понюхаю. Ты что решила и муку покупать и фарш? Излишки - домой? Или продавать налево?
- Нет, подружки. Просто не стану откладывать в свой пакет и прятать в плавки мясо, как это делают тётки. Крахмал и гречку в мясо бросать не станем. Договорились?
- Ладно, - буркнула Ольгина, нюхая длинные наманикюренные пальцы. Что же это такое? :Завтра Костя приезжает из армии: Надо причёску сделать.
- Иди, - сказала Лебедева. - А мы. Доделаем. Останется фарш, останется тесто. Завтра приедут забирать пельмени.
- Мы и так за эту неделю сделали два плана, - сказала Татьяна Солопина.
- Значит, вы тут будете пахать, а я уйду, - насупилась Анастасия.
- Настя, не каждый день из армии приезжают одноклассники. Давай. Наводи красоту. Но замуж не ходи.
- Почему? Валька, а ты бы пошла? :Почему нет?
- Я хочу стать детским врачом.
- Пальцы развиваешь? :Я видела, как тётя Рая выхватила из кармана мешочек полиэтиленовый и надела на руку. Хвать из тазика фарш и за пазуху спрятала. У своих воруют. :Пятеро детей у неё. Сестра приехала из Киргизии с оравой. Квартиру там бросили. Работу не могут найти. Продают на базаре ерунду всякую. На хлеб нет денег.
Лебедева промолчала.
На следующий день прибыла с проверкой технолог. Приказала поставить на газовую плиту кастрюльку с водой, и пошла по цеху. Юлия Дмитриевна Гришко даже забралась в шкафчики девчат, проверила санитарные книжки, заглянула в мясорубку, заметила в углу паутину. Взяла швабру, начала убирать. Лебедевой стало стыдно. Она устроила мать убирать помещение, но работала сама. Гришко взяла пачку пельменей из холодильника. Бросила на весы.
- Татьяна, открой, - придирчиво рассмотрела почти каждый пельмень, даже ковырнула пальцем мерзлое тесто. - Сыпь, в кипяток. Посолю сама.
Подошли Лебедева и Ольгина. Девушки внимательно следили за действиями подруги. Технолог не отходила.
- Всё. Вынимай. Остальные пусть кипят. Посмотрим, как разварится тесто ваше, подруги. - Что-то вы много наработали в эту неделю. Халтурите? - Женщина взяла вилку, но Валя подала ей ложку, поставив рядом горчицу, натёртый хрен, сметану в вазочках, принесённых из дома. Женщина старательно жевала второй пельмень, не притронувшись к специям. Отложив ложку, сказала грубо:
- Что ты вытворяешь, девчонка? Кто тебе разрешил менять раскладку?
- Ничего не меняла. Всё положила в фарш, в тесто, что вы написали. Согласно раскладки, - хитрила Лебедева.
- Это совсем другие пельмени.
- А я мясо сама рубила, а не машина. Я удалила жилы. Они портят вкус. Протёртый фарш плотной консистенции, отличается от домашнего тем, что происходит процесс окисления.
- Я, забыла, девочка, что ты специалист. А что будешь делать с жилами и прочими отходами? Перерасход?
- Мы будем выпускать мясо-картофельные вареники. Вот моя раскладка. :Из дома принесём по ведру. Начистим. Можем манты делать. Чебуреки: Мясо будем несколько раз пропускать, чтобы жилы не чувствовались
- Пробуйте сначала одно. Сертификат пробью, если будет прибыль. Упаковочную тару привезу через неделю. Назовём ваши пельмени <Мамины>. Пойду к вашим соседкам. А почему эти в кастрюле не развалились? - Юлия Дмитриевна достала шумовкой пельмени, рассмотрела их. Начала есть. - Фантастика. Они стали ещё вкусней. И не расквасились. Не понимаю, Валя, но вкусно.
Девушки прятали сияющие глаза, восторженно улыбались, когда получали деньги.
Гроза разразилась через три дня. После обеда в цех к девушкам буквально вкатилась тётка Рая. Завизжала с порога.
- Страмовки вонючие, вы, что тут делаете? Заказчики сейчас приехали. Требуют какую-то <пятую смену>, а у нас не берут. Говорят, давай <пятёрку>. А халтуру, пусть сами жрут. Чо кладёте? Признавайтесь.
- Мясо и лук, - рассмеялась Настя.
- Я не шутки с вами тут шуткую. Сейчас вот сварили вашу пачку. Не развариваются. Хоть час вари. А вкусные какие.
- Тётя Раечка, всё как вы учили. По вашей раскладочке. Ни больше и не меньше.
- Хватит брехать, Танька, говори секрет.
- Вы наши сумочки видели. За пазухой фарш не носим. Мы ещё не оформились, как следует. Сисек у нас больших нет. Хоть Рексом обнюхивайте. И за забор мы не кидаем пельменьки. И крахмал с гречневой кашкой не добавляем.
- Хватит. Нашли посмешище. Молода больно выдрючиваться. Валька, пошли в цех, учи баб, как вкусно делать
- Раиса Петровна, как же я их научу, если их уже научили при социализме, а мы живём при капитализме. Кто теперь их переучит? Я, не смогу. <Не украдёшь, где взять>. Вы так живёте. Дома такие пельмени лепите?
- Так то дома: Правда, в пазухах фарш тягают домой? А премию вам большую дали?
- Будто вы не видели, - сказала Таня, демонстративно скривив полненькие алые губки. - Нет, и я не видела.
Прошла неделя. Девочки работали быстро. Водитель, привозивший мясо, загружая коробки, сказал:
- Вот эти с цифрой заказали два ресторана, беру, а вот эти лежат. Сегодня не беру. Их никто не берёт. Подумайте, тётки. Шеф обещал вам всю продукцию выдать вместо зарплаты.
Женщины перестали дуться и начали здороваться с молодыми коллегами, выказывая знаки внимания.
- Девки, а чо вы туда кладёте? - спросила дородная Зинаида Сидоровна Близнюхина..
- Не подглядывайте. Заходите. Не ужалим. Дайте слово, что никому не передадите. Даёте? Мы без сумок уходим с работы, - рассмеялась Таня Солопина.
- Мы не видим? Вы тут ночуете. Зачем вам это надо? Выскочки. Зассыхи. Мы работали:
- Пёрли вы яйца, муку: Тащили домой. А не работали.
- Не украдёшь, не проживёшь, девочки. Платят нам гроши, а вкалывать приходится как рабыням Изаурам. Пальцы у вас не сводит? У нас сводит.
- Бабы, чо с ними говорить, надрать крапивой, чтоб стоя работали. Штрехбрекеры. - предложила бригадир женской бригады.
4
Девушки уставали. Изрубить килограмм мяса дома - не трудно, а если нужно двадцать килограммов измельчить? Валя купила топорик, надеясь, что широкое лезвие позволит быстрее справиться с фаршем. Однажды пришёл брат Татьяны Солопиной. Пилораму закрыли. Парень остался без работы. Его накормили, что называется, как родного. Он, видя, как трудно сестре и её подругам, решился помочь. Через час вышел покурить. Вернулся вечером.
- Витя, куришь долго. Помощник. Что ты принёс? - спросила Настя.
- Это мясодробилка. Переделали с Колькой. Он выточил штифты. Помойте кипятком, чтобы не пахло сваркой. Теперь она будет не зерно дробить, а вот такенные куски мяса рвать.
Испытывали машинку поздно вечером. Виктор два раза очищал свой агрегат, забивался. После регулировок машина заработала быстро и прилежно.
- Всеравно металл, - вздохнула Валентина.
- Зато быстро. Мясо не успевает окисляться. Валя, а если в этот фарш добавлять рубленый вручную. :Я, кто. Без работы остался. Принимайте. В две смены стану пахать. На хлебозаводе видел сломанный тестомес. Восстановлю. Папаху шить, не шубу шить, для сестры можно и поспешить. Мы станем выдавать в три раза больше пельменей. И ещё у меня мысль есть. Это потом.
Приехавшая технолог, увидела парня в белой куртке и брюках, удивилась, но потом сказала:
- Это ты о нём мне звонила? Поговорю с начальством. Чтобы книжка была санитарная, а то:
- Вот документы. Возьмите. Трудовая и санитарная, - сказал Виктор.
- Мне-то что. С выработки работаете. Валя, пошли в бытовку, запиши заказ. - Женщина раздвинула занавеску, села перед столом. Бытовка - огороженный уголок, в котором стоял стол, плита и умывальник. - К вам собирается директор приехать. Особо не усердствуйте. Не любит подхалимов. :Не могу сказать. Слышала, что намерены рекламу снимать для телевидения. Может быть и не правда. На всякий случай, погладьте шапочки и халаты. - Юлия Дмитриевна положила на стол ведомости. - Здесь зарплата и премиальные за качество. Ваши пельмени берут в кафе и рестораны. Цену подняли мы, естественно. Сделаем контрольное взвешивание. Ставьте воду:
Технолог выбрала из коробок десять пачек. Взвешала каждую. Девушки помогали. Они не боялись за свою продукцию, но всегда волновались, когда приезжала нафуфыренная, как актриса, технолог - Гришко. На улице раздался звук работающего двигателя автомобиля. Валя увидела, пожилого мужчину, идущего от калитки к цеху.
- Вот и пятая смена, - пророкотал простуженным баском, вошедший. - Давайте знакомиться. Валерий Артёмович. Заместитель директора. Кодин.
Вышла из-за шторы Юлия Дмитриевна, поздоровалась с начальством.
- Я предупредила девочек.
- Реклама отменяется. Хорошая продукция не нуждается в рекламе, - сказал мужчина. - Обедать не буду. Мало времени. Кто старшая? Вот ты какая. Хвалю. Есть мнение, чтобы забрать тебя в город. В основной цех. Начальником. Пойдёшь? Комната будет:
- Не смогу. У меня два брата и мама больная, - сказала Валентина.
- Подумайте. Учиться будете? Можем послать. :Хорошо. Сделайте нам что-нибудь оригинальное. Намечается собрание акционеров на базе отдыха в субботу. Хочется выпендриться. У нас есть шеф-повар, но может быть, вы придумаете такое: - мужчина потряс кулаком, надевая шляпу.
Оставив коробку конфет, заместитель покинул цех.
- Почему ты не согласилась? - спросила технолог.
- Незнаю. - опустила голову Лебедева. - Мама без работы. Мальчишкам в школу. Одежду надо купить, учебников нет.
- Всю жизнь будешь тут с фаршем возиться. А если фирма прогорит, если перестанем заниматься полуфабрикатами. У нас есть колбасный цех, есть свинарник, мельница, скупает начальство землю. Тебе нужно учиться. Обязательно.
- Мне очень хочется стать врачом. Детским.
- Что вы говорите, Валя? Вы прирождённый кулинар. Знаешь, что, дорогая, поговорю с шефом. Он собирается открывать санаторий, массажный кабинет, грязи и так далее: Здесь. На берегу. Хотя это и не для детей, но и: Нужно подумать. Пока мамы отдыхают и лечатся, дети тоже могут получать какие-то оздоровительные процедуры. Напомни, Валюша, позвони в понедельник утром до планёрки. Будет собрание. Шеф приедет. Вот и сама потолкуй. Говори коротко и обоснованно. Не мямли. Любит конкретику и серьёзность.
До конца рабочего дня девушки наперебой обсуждали предложение. Валя записывала идеи. Но ничего стоящего не придумали.
- Если пельмени жарить во фритюре, - сказала Татьяна.
- Это же чебуреки, - вздохнула Настя. - Я читала, что в некоторых областях пельмени сначала варят, а потом обжаривают.
- А кто знает, как делать струдели? Я ела раз у соседей. :Как спросить, если они уехали в Германию, - сказала Таня. - Остаётся поискать бабушек, которые знакомы с немецкой кухней.
- Я, знаю. У нас на улице Чкалова живёт семья Дофлер. К ним я схожу, - сказал Виктор. - Мы с сестрой всё вызнаем. В лоб не дадут. Серьёзно, девчата. Удивить сможем.
- Нужно кислое тесто, - проговорила Лебедева. - Нужна пароварка, в которой манты варят. Нужно книжки полистать кулинарные.
- Схожу в музей. Видела старинную кулинарную книгу, - загорелась Татьяна. - Галина Алексеевна разрешит. Она у нас историю преподавала в классе.
Девушки притихли, думая о своём. Начали мыть руки, переодеваться. Полученная зарплата лежала в кошельках и требовала, чтобы её потратили. В тот вечер никто не взвешивал пельмени на ужин. Виктор, придумавший фаршедозатор, засобирался домой, хотя у него было горячее стремление довести до ума приспособление, которое позволит быстро наполнять заготовленные сочни одинаковыми порциями фарша. Он обещал выведать секрет рецепта штруделей.
- Валя, давай по субботам будем работать. Пусть они косятся. На базаре видела такую курточку на Витьку. Он ходит, как бомж. Ему жениться пора. Он, как из армии пришёл, так и вкалывает в солдатском. На бабушкину пенсию ведь жили, - горько говорила Татьяна, оглядываясь, чтобы брат не слышал.
- Давай. Я, согласна. С Настёной поговори, - сказала Валентина.
К приезду Валерия Артёмовича девушки приготовили выставку - образцы блюд. В старинной кулинарной книге Татьяна нашла простое, но необычное блюдо, колдуны. Разобрались с рецептом. Попробовали. Решили предложить заместителю. Пока варились колдуны, Валя и Настя старались над струделями. Валя сделала раковый соус. Виктор занимался своим дозатором, не принимая участия в девичьих хлопотах.
Валерий Артёмович и шеф - повар, полнолицый китаец - уйгур с хитрыми глазами снимали пробу. Заместителю всё понравилось. А вот приглашённый из ресторана асс, кривил губы. Ему что-то хотелось переделать. Он записывал рецепты шикарной чёрнильной ручкой с золотым пером в узкий блокнотик. Гости заторопились. Выходя, Валерий Артёмович, позвал Виктора. Валентина сложила в стеклянную банку остатки колдунов и струдели.
- Пообедаете. Пригодится, - сказала она у автомобиля. - Заместитель взял тёплую банку, поблагодарил за выполненное поручение и отдал водителю, что-то сказав.
- Вот вам, Лебедева, премия, - проговорил Валерий Артёмович. - Забирайте. Открой, Ваня, багажник.
Виктор и водитель внесли в цех мешок сахара. В то время продавался редко и стоил дорого. Девушки обрадовались.
Валя с нетерпением ждала того дня, когда сможет поговорить с шефом фирмы, которая купила пионерский лагерь. У районной администрации не было денег его содержать в надлежащем порядке. Сначала отключили воду, так как водоразборная башня не отвечала требованиям. Пытались провести водопровод из соседнего лагеря, но запретили, так как трубы оказались не того размера и материала. Последний сезон воду привозили большой бочкой, которая обнаружилась в колхозном складе. Это тоже оказалось нарушением. Бурить новую скважину почему-то не стали. Если раньше колхозы вносили посильную долю на содержание пионерского лагеря, то наступившие перемены уже не позволили этого делать. Колхозы переименовывались, но от изменения названий, денег в кассах не прибавлялось, чтобы приобрести новую технику, удобрения и семена. Землю стали делить на паи. В пустых коровника и свинарниках гуляли сквозняки. Кучи навоза не отвозили на поля. Снимали с крыш шифер, утаскивали транспортёры навозоудалителей. А электродвигатели исчезли сами по себе. Руководители хозяйств менялись каждыё полгода. Но и это не спасало от развала. Появились свободные фермеры. Люди начали обрабатывать землю единолично, семьями, как это было когда-то.
Неожиданно приехала технолог. Загрузили несколько коробок пельменей в китайский грузовичок - рефрижератор. <Поедем, - сказала Юлия Дмитриевна Валентине. - Сегодня он ещё не очень занят. Я ему сказала насчёт медицинского обслуживания. Он хочет поговорить с тобой>.
Валя долго сидела на крыльце домика, в одной половине которого располагался медпункт. Из раскрытого окна доносились отрывки громких слов. Она поняла, что решается важная задача. Вдруг вышел мужчина с бледным лицом и пошел к озеру по асфальтированной дорожке мимо старых выцветших плакатов наглядной агитации. Валя помнит их. Каждый день проходила здесь по этим дорожкам в строю с девочками, бегала на купалку, на спортплощадку.
- Иван, обиделся, в натуре! Можно переиграть, - крикнул вышедший на крыльцо высокий парень в дорогом костюме. - Иди, - напустился на Валентину, - Нечего тут сидеть.
- Мне назначено, - встала девушка.
- Отойди в сторону и жди. Доложу.
Лебедева ушла к волейбольной площадке и села на расстеленную газету. Выходили и заходили, подъезжавшие на чёрных больших автомобилях озабоченные молодые мужчины с папками. На крыльце сидели двое и тихо переговаривались. Пахло расплавленной смолкой - живицей и гниющими водорослями несло от озера.
Неожиданно увидела идущего Валерия Артемовича. Он тоже заметил её. Едва кивнул и быстро шагнул на крыльцо. Валя обрадовалась. <Сейчас выйдет и пригласит её. Тот, кто решает, примет её и отправит учиться в Барнаул. Она успеет на вступительные экзамены. Должна успеть. Можно поехать в Новосибирск, в Томск, в Кемерово. Только бы разрешил, только бы оказалась нужной его фирме>.
Прошел ещё один час. Валя огорчённо смотрела на дверь и думала о своей жизни, которая перестала быть интересной и желанной. Вспомнила, что ничего не ела. Технолог уехала. Ей предстояло идти домой по песчаной дороге, петляющей по тайге, Она верила в удачу, верила в то, что сбудется мечта. Не сегодня, но когда-нибудь добьётся исполнения желания. Вот открылась дверь, и Валерий Артёмович посмотрел по сторонам. Валя вскочила и почти подбежала.
- Врачи будут нужны, - сказал мужчина. - В этом году т опоздала. Документы не принимают. Вступительные экзамены идут. Поработаешь здесь по специальности. Через три дня открывается санаторий - профилакторий. Зарплата больше, чем получаешь.
- А зимой?
- Домики утепляют. Грязелечебницу начнут строить весной. Будут врачи по желудочным заболеваниям, опорно-двигательного аппарата. А пока будут приезжать отдыхающие, автобус начнёт ходить регулярно из города и в город. Решили делать экскурсии. Купили катер для водных лыж. На пельменях столько не заработаешь. Мой тебе совет, Валентина, соглашайся. Покажи себя. Пообещал оплатить учёбу в медицинском институте. Он слово держит. Хочешь, дождись его. Со строителями сметы просматривает:
Валя не стала спрашивать, куда вылетает шеф. Один плюс - стабильная зарплата. Девочки поймут. Она докажет свою необходимость и значимость. В самом деле, документы не готовы. Август.
В первую неделю отдыхающих было десятка два. Бродили по кедровой гриве, сидели в баре, стучали по шарам палками. Привезли и установили игральные автоматы. Видеопроектор с утра до вечера показывал эротику. Вечерами отдыхающие собирались на дискотеку, но большинство играли в карты, пили коньяк и лезли в воду.
Постепенно пионерский лагерь заполнили мужчины и женщины. Домики спешно утеплялись и перегораживались. Приехав утром на работу, Валя замечала, что на бывшем футбольном поле появились ещё несколько шалашеобразных домиков, которые называли <бунгало>. За территорией началось строительство большого здания. Пробурена скважина, установлена водонапорная высокая башня. Появилась спутниковая антенна. В бывшей библиотеке заработали компьютеры, - это открылось <Интернет-кафе>. Если в первые дни Валентина могла искупаться с девчонками, кухонными рабочими, то теперь у неё, как у старшей смены, хлопот выше макушки. Отдыхающие с вечера заказывали меню. Нужно было успеть сварить, сжарить, стушить. Людмила Степановна Кузнецова умело гасила конфликты с капризными заказчиками, говоря, дескать, не ресторан, но готовить каждому отдельно будем. Заказы стали принимать в баре за неимоверно высокую цену. Были отдельные граждане, что требовали невиданных блюд.
- Не робей, - говорила Валентине. - Это обыкновенный белый соус, но с грибами, а их в этом году прорва. Постепенно привыкнешь. Они дома тюрю хлебали, а тут выколашиваются.
Поиздержавшись, отдыхающие перестали модничать, и ели обыкновенные Пожарские котлеты, не брезговали окрошкой. Обычно было три-четыре вида кофе, но большим спросом пользовался чай. Не какой-то в пакетиках, а настоящий, индийский. Валентина привезла конспекты, книги по кулинарии. Отдыхающие хвалили её смену. Блюда были вкусными, их хватало. Она делала всё быстро. Её помощницы, опытные кулинары-самоучки из городских столовых сначала пытались показывать гонор, недовкладывали продукты. Валентина нашла заначки масла и мяса, молча, выложила на стол.
- Ешьте. До конца смены пропадёт. Шеф-повар накроет. Кому вредите? Себе. Неделя кончится. Выпишу вам и мясо, и сахар. Повезёте в город? Воруйте, но чтобы я не видела.
- Сила привычки, - улыбнулась золотозубая Екатерина.
- Забудь, Валюшка, заедает самолюбие. У нас стажу по семь лет, а ты, после училища, и - старшая смены, - насупилась полная, но подвижная Алевтина.
Когда окончилась неделя, когда заступила другая смена, женщины, отказавшись от дежурного автобуса, который должен идти утром, отправились домой на грузовике, привозившем со станции уголь. Валентина решила отдохнуть после напряжённой недели, а утром на автобусе ехать домой. Намеревалась сходить в душ, полезла в сумку, обнаружила мороженый фарш и банку конфитюра, который шёл на пончики. Коллеги решили <подшутить>. Она пошла на кухню. Женщины ставили тесто, чистили овощи, готовили мясо на бульон.
Старшая смены отозвала Валентину в уголок и сказала:
- Твои обещали показать тебе козью морду. Я их знаю. Шалашовки. Набери себе других. Почему они не поехали автобусом? Натырили продукты, и у строителей прятали. Хотят тебя подставить.
Валентина положила на стол банку и свёрток.
- Зачем это? :Ловкие бабы. Ты поедешь, а утром тебя осмотрят. А может, и вечерком Людка придёт. Как ты обнаружила? Проверь постель. Загляни в шкафы. Перетряси всё бунгало.
Через час поварих привезла шеф-повар. С участковым и понятыми нашла женщина на автостанции, потребовала открыть сумки. Женщины противились, говоря, что это насилие, что станут жаловаться. Милиционер предложил пройти в отделение. Обнаружили продукты. Составили акт хищения. Женщины плакали, умоляли, чтобы простили.
- Предупреждала, - сказала Кузнецова.
- Валька воровала и нам дала. Мы не хотели.
- Она и к строителям бегала водку пить и продукты у них оставлять?
- Она с виду такая справедливая, а в тихом омуте: Проверь у неё.
- Подложили и ей? - рассмеялась Кузнецова. - Знаю вашу породу. Мерзавки. Готовы человека втоптать в грязь.
- Проверь, а потом говори, - рассмеялась Алевтина. - У неё рыльце в пуху.
- Знаю, что вы её хотите подставить. Обидно? Не стала с вами воровать, не стала масло на самогон менять. Получайте расчёт. Завтра утром - домой. :Акт не у меня. Что решит суд.
Валентина сходила в душ. Посидела на скамье у своего домика и отправилась спать. Можно было идти домой. Но силы оставили её. Подлость женщин угнетала. Не могла уснуть. Играла музыка на танцплощадке, доносились с озера голоса женщин. База отдыха жила своей размеренной жизнью. Испугалась, когда в дверь домика начали сильно стучать.
- Ищите, подлые души. Куда напрятали? Не нравится вам девочка, требует нормальную работу. Себя подставили, а не её.
- В сумке поройте, - нагло выговорила золотозубая Екатерина.
- Под шкафом.
- Что там? - спросила Кузнецова. - Доставайте сами. Ничего нет. Вы же положили, а куда делось? Идите в бухгалтерию за расчётом. Испугалась?
Лебедева понимала, что люди настолько могут быть подлыми, но не, да такой степени. Вместе работали, вместе потели у кастрюль, у жарочных шкафов. Разговаривали, делились сокровенными мечтами. Она сидела на кровати, обхватив колени, выпирающие неровными бугорками под натянутой тканью рубашки.
- Не испугалась, а не могу понять:
- Поймёшь. Всё у тебя впереди. Отдыхай свою неделю. Кадры подыщу. Придётся открывать новое дело. Могу только на тебя надеяться. Жалуются отдыхающие, просят шашлык и пиво разливное. Двенадцать сортов пива в баре, а им подавай из бочки. Посоветовали мне взять тебя. Артёмович высокого мнения. Ты ему нравишься. Научу. Подскажу. - Успокаивала Лебедеву Людмила.
Спала в ту ночь плохо.
6.
Валя не удивилась, когда базу отдыха всколыхнуло известие о краже ювелирных украшений у Аглаи Марифанкиной. Женщина гуляла в весёлой компашке. Развлекались сначала в баре, потом на берегу жгли костёр, пытались купаться. Прибегали парни за шашлыком. <Она могла потерять украшения>, - подумала Валя.
Приехавшие из райцентра следователи осмотрели домик, где жила потерпевшая с подругой. Замки целы, окна затянуты сеткой от комаров и мух. <Я сходила в сауну. Браслет, перстни, серьги, цепочка с кулоном знака <Тельца> лежали на тумбочке. Потом отправилась в столовую. Всё было на месте. На берегу, мы пели у костра, купались. Перед сном я видела, что всё лежит на месте. Мы провожали подругу мою. Она уехала в город ночью. Вызвали такси. Когда проснулась утром, на тумбочке ничего не было>, - рассказала Марифанкина.
Следователи опросили всех, кто гулял в тот вечер на берегу озера. Вале тоже задали несколько вопросов. Поев шашлыку, надели наручники на немого сторожа и укатили на автомобиле, оглашая лес <музыкой>.
Сорока прилетела к Вале после обеда. Она сразу застрекотала, привлекая внимание. Лебедева заметила, что в клюве птица держит кольцо. Она подошла с кусочком мяса. Сорока положила перстень, взяла из пальцев мясо и улетела. Большой перстень с красным камнем ей оказался великоватым. <Вот кто вор>, - подумала Валя, опуская подарок сороки в карман. Она видела такой перстень у Аглаи. Подошли заказчики шашлыков и любители пива. Лишь через несколько часов Лебедева смогла отдать перстень потерпевшей. Ей нужно было пригласить с собой Зою или Кузнецову, но она, ни о чем, не думая, отправилась к женщине. Вместо благодарности Аглая обозвала девушку воровкой и начала звонить по телефону. Валя ушла на рабочее место. О находке уже все знали. Пришла Зоя и тихо проговорила:
- Дурища, ты - не битая. Помалкивала в тряпочку, а то придумала, что сорока принесла ей перстень. Кто тебе поверит.
- Я ж весь день на ногах. Кручусь у мангала.
- Будешь теперь ментам объяснять.
- Директор базы отдыха делал объявление по радио. Вот я пошла и отдала. Она меня обозвала.
- Где остальные украшения? - подскочила Марифанкина.
- Радуйся, что перстень нашёлся, - сказала Зоя.
- Это она с Немтырём забралась в домик и украла. Лучше отдай всё. Ничего не скажу.
- Чего тебе отдавать? Сорока принесла твой перстень. Прошлый вечер кувыркалась и потеряла, а птица нашла, - говорила со смехом Зоя.
- Это они с Васькой ключи подделали и украли. Я что дитё - буду сказкам верить о сороке. Дуру нашла. Хочешь подельника выгородить. На птицу свалить.
- Надо последить за сорокой, - сказал завхоз. - Возможно у неё в гнезде и остальные цацки. Сороки любят блестящее. Оставила где-нибудь, а сорока утащила.
Аглая расхохоталась в лицо пожилому человеку.
- Вот она сорока. Она и украла.
Подошедшие отдыхающие напали на Марифанкину, выгораживая Лебедеву.
- Валюша до звёзд стояла тут. Пиво свежее привезли. Очередь была. Когда бы она успела? Ты вчера была какая? Что ты помнишь?
- В домик тебя привели во втором часу. В умат пьяная.
- На ногах не держалась. Дружки стырили твои серёжки. А ты на Ваську показала.
- Случай был, - начал завхоз.- У командира роты сорока утащила карманные золотые часы на цепке и с надписью от генерала армии.
- Сороки тут двуногие поработали. Эта раскидала свои кольца, а на людей клепает. <Телегу> на Вальку не кати. Поищи хорошо, где акробатикой занималась в кустах.
Через час приехал участковый и надел на Валентину наручники.
- Дядя Толя, вы меня подозреваете? - удивилась Лебедева.
- Велено доставить в отдел.
- Дайте время, чтобы прибрать всё. Мясо сгорит, пиво надо отнести в бар. Вы ж меня знаете. Рядом живём. Надо и деньги сдать в кассу.
- Не трусь, - сказала Зоя, - Только не ври. Говори, как было. Разберутся. Неужели, Васька стибрил драгоценности у этой халды? Он дрова колол. А ночью кто знает, где был. Вот, дурёха, зачем перстень вернула этой козе задрипанной? - Нашла приключения на свою худую шею.
- Я ручаюсь за Лебедеву, - сказала заведующая питанием и технолог Кузнецова. - Эта девочка чужого не берёт.
- Моё дело, сторона. Приказали. Звоните начальству. Пишите быстрее характеристику.
Автомобиль подбрасывало на сосновых корнях, Валю мотало по вонючей будке. Она хотела плакать, но не могла. Васька колол дрова, жёг угли, помогая ей. Не мог он украсть украшения.
Допрашивали её долго, повторяя одно и тоже. Пугали увольнением.
- Скажи, когда и с кем украла драгоценности у отдыхающей Марифанкиной? Какая сорока? Что за лапша? Давай колись, зараза. Некогда нам тут с тобой сказки слушать.
- Сороку ты дрессировала, учила воровать перстни и цепки? Много наворовала? Сади её в камеру. Пусть посидит и подумает над своим поведением.
Валя молчала. Ей не верят и никогда не поверят.
В камере жутко воняло. Поплакав, уснула. Ей снилась мама. Она звала копать картошку. Заскрежетал замок. Послышались голоса.
- Иди домой, шалава, - сказал парень в форме. Валя его не знала.
- Немой сознался. Указал, где запрятал похищенное. Сорока, сорока. В гнезде нашли. Поехали, и нашли.
- Не мог он украсть. Это сорока. Васька дрова колол. Потом мясо рубил для столовой. Потом они с завхозом поехали на свинарник. Повезли отходы. Завхоз может подтвердить. Они кормили поросят и забили свинью. Аглая сказала, что утром не нашла украшений.
- Кого ты защищаешь? Васька Барабанов двух заколол, а уж кольцо украсть ему, что два пальца обсосать, - сказал следователь, работавший в школе учителем по черчению. Иди к своей ядрёной матери.
Валентина сидела на лавке у крыльца райотдела и пыталась успокоиться. Со стенда на неё смотрели с портретов люди и ехидно улыбались. Не виноват Васька. За что его посадили? Он же дрова колол и ездил кормить свиней с завхозом. Это кто-то другой. Не успел бы он.
Начальник милиции внимательно выслушал Лебедеву. Приказал привести Барабанова. Васька взял карандаш и написал на листке: <Валюха не бери в голову. Я украл. Забудь>.
- Он всё врёт! Он ночью ездил с завхозом на свинарник; и забивали свинью. Не верьте ему. Это сорока потаскала украшения.
- Она дверь не умеет открывать ключом, - сказал начальник райотдела и потянулся к графину с водой.
- Сорока принесла мне перстень. Я, клянусь. Зачем мне врать? Марифанкина была пьяна в ту ночь. Провожала подругу. Васька не виноват.
- А ключ у него нашли, - сказал следователь. - Принести?
- Давай.
- Дайте мне посмотреть, - попросила Лебедева.
Следователь равнодушно бросил на стол перед девушкой полиэтиленовый мешочек с ключом. Валя только взглянула на него и сразу поняла, что ключ от подвала, где хранятся мётлы и лопаты, бочки с капустой и морковкой.
- В домиках другие замки. Английские. Врезные. А этот ключ от другого замка. Навесного. Большого и круглого. - Валя с надеждой смотрела на грузного милиционера, на его погоны с золотыми звёздами.
- Зачем ты нам врёшь! - стукнул пухлой ладошкой по столу начальник отдела милиции.
- Не строжься. - Вдруг сказал Васька. - Какая разница тебе кого сажать. Лучше уж меня засадите, чем её. Она глупая. Скоро зима.
- Захотел на тёплое место. Не выйдет. Рассказывай по порядку. Как дело происходило с кражей украшений из жёлтого металла?
- Украшения нашёл у сосны, что растёт у мангала. Пошёл утром пиво пить. Может быть, там у неё гнездо. Нашли там. А сейчас вот её привезли. Сорока всё и тырила. Потерпевшая ничего не помнит. Валька кормила её. Она ей и отплатила. Вальку взяли. Думал, надо выручать девку. Ни за что получит. :Кто станет разбираться. Нашла перстень. Сорока принесла. Какое дело им до Вальки. Нужно кражу раскрыть. Нужно, очень нужно.
Майор опять налил воды, но пить не стал, а пододвинул стакан Лебедевой.
- Она тебя защищает, а ты её? Герой нашёлся. Заступник выискался. Продал бы цацки, и погулял. А этой ничего бы не было. Ну, год условно.
- Это для меня год условно ничего не значит. Для неё - беда.
Следователь швырнул ключ перед Лебедевой.
- Благодари её, а то опять бы пришлось париться на нарах, - сказал начальник отдела. - Идите, чтоб я вас не видел.
Шли в кромешной темноте. Шелестели в сосновых иглах капли дождя. Через лохмотья туч высовывалась луна. Вдруг Василий схватил девушку за плечи, придвинул своё лицо к её глазам. Сказал хрипло:
- Сорока, ты сорока. Учить тебя надо, лохушку. Меня бы отпустили. Нет доказательств. Сорока твоя мой тайник нашла.
- Так это ты?
- Не сорока, - радостно выматерился Барабанов. - Шибко вкусный шашлык печёшь. Не обсчитываешь. Нравишься мне. Давай поцелуемся что ли. За всё надо платить. А я спасал тебя, первый раз со мной такое. Люблю, наверно. Куда бежишь, дурёшка моя? Я ж по-хорошему. Выгораживал от болтовни чужой. - Васька побежал за девушкой, но запнулся о корень сосны, упал в мягкую уже не горячую пыль. - Живи. Пока, - прошептал и рассмеялся.
7.
Перед Новым годом Кузнецова заболела. На своё место готовила Валентину. Начальник базы приказ не подписывал. Заместитель пригласил после обеда. Кому -то долго выговаривал в красную трубку. Ругал за слабое распространение путёвок. Валя собралась домой. Отдыхающих мало. В основном рыбаки-пенсионеры. Но в пятницу на базе не хватало мест. Говорил Валерий Артёмович Кодин, заместитель начальника базы отрывисто, покашливая:
- :Мне нужны кадры постоянные. Лебедева прошла испытательный срок. Весной едет на подготовительные курсы. :Поступать в медицинский институт. Нам нужен педиатр. Летом, милости прошу. -Положив трубку мобильного телефона, сказал: - Готовь замену, Валя, Валентинка. Тебя будет нам не хватать. Думаю, свои секреты передашь ученику? Я видел, тебе помогал серьёзный парень. Вот и учи его. Время есть. Твои курсы я оплатил. Технолога я нашел. :У тебя доброе сердце, а на её месте нужно собачиться. Если у Кузнецовой есть желание, помогу досрочно, как работнику горячего цеха, оформить пенсию. Есть возможность.
- У вас ангина, - сказала Валя, - я привезу шалфей.
- Ладно, Сорока, какие наши годы: Вези. А ведь ты симпатичная. Как это я раньше не разглядел. Посмотришь - ничего особенного. В тебе какая-то загадка. Не смущайся.
Валентина летела домой впереди автобуса. Заснеженные сосны, в свете фар ей казались сказочным лабиринтом. В деревенских окнах играли огоньками ёлки. Она уже привезла небольшую сосёнку и хранила в сарае. Хотела сделать братьям сюрприз. Подъезжая к улице, почувствовала тяжесть на сердце. Донеслись всхлипы пожарных машин.
Домик горел. Валя побежала по глубокому снегу. В свете фар блестели автомобили, струи воды парили на морозе. Она ошиблась. Горела баня и сарай. Соседи за ломали ветхий забор, бросали лопатами в огонь куски снега. На крыльце стояли братья и плакали.
- Где мама? - закричала Валя, предчувствуя беду.
- Мама там, - указал Толя на горящие венцы брёвен.
- Мы помылись. Тебя не дождались. Она пошла одна париться. Потом слышим, что - то стреляет. Вышли на улицу. Это шифер. - Пояснил Коля.
- Маму увезла <скорая>, - говорила соседка. - Угорела. Сказали, что будет жить. Ожоги большие.
Когда всё закончилось, в домик вошёл Виктор. Умылся и сел к столу. Сидел на сундуке, как обычно сидел отец, придя с работы. Валя машинально открыла банку с капустой, стала чистить картошку. Мамин пересоленный суп вылила. Мальчишки пили вишнёвый компот и шептались. Виктор засобирался домой, но Валя остановила:
- Тебе далеко идти - на другой конец.
- Завтра: Сегодня пойдём в больницу.
Они сидели в зале - так называли большую комнату, в которой на табуретке стоял новый телевизор, который Валя купила в рассрочку. Мальчишки уснули, а они смотрели телевизор, держась за руки. Под утро Лебедева поцеловала его, положила одеяло и подушку на диван. Спохватившись, искала простыню. Попадались старые, проношенные. <Нужно было разрезать и сшить краями наружу, - подумала Лебедева. Легли на кровать. Виктор мгновенно уснул. Она думала о матери, о своей учёбе. <Пацанов на мать не бросишь. В интернат не определишь. Учиться очно. Маме поможет сестра. Устроюсь в городе в столовую. Буду работать. Придётся тёте платить>.
Они проснулись одновременно. Посмотрели друг на друга. Было холодно. В окна вползал робкий свет. Изба выстудилась.
- Валя, ты не думай. Я - серьёзно. Всё хотел сказать. - Она молчала, раздражаясь на его суетные слова. - Давай поженимся. Сегодня пойдём к маме, и я попрошу разрешения у неё:
- Наконец, - грубо сказала Валентина. - Родил. Полгода ждала, когда же ты наберёшься храбрости. На пожаре ты смелый:
- Зачем ты так? Я тебя люблю.
- Это меня? - психанула она. - Не иронизировал бы. Страшней меня в деревне только Надя - дурочка. И та смотрится актрисой. Кто такую уродину полюбит? Слепой. И тот будет щупать. У меня и щупать нечего. Стиральная доска пофигуристей, - Валя плакала, жалея себя, но припомнила слова Кодина, и успокоилась.
Виктор принёс дров, угля и затопил печь. Проснулись мальчишки, засобирались в школу. Затеяли ссору. Виктор посмотрел на них строго и покачал головой. Мальчики присмирели. Пили чай с фаршированными блинами, которые Валентина забыла, потрясённая пожаром.
В больнице их посылали то в один кабинет, то в другой. На них смотрели с выражением больничного сострадания. Пожилой и худющий, как индийский йог, врач-хирург, будто ненароком встал перед Валентиной и сказал, жуя таблетку, опуская при этом голубые глаза:
- Скончалась ваша мама. Ожоги обширные. Не совместимые с её жизнью.
Валя хотела заплакать, но не смогла. Горло тугим комом забило. Она села среди незнакомых больных на скрипящий диванчик в коридоре. Ей принесли воды, дали понюхать раствор аммиака. Она была в тумане. Иногда сознание приходило к ней, а потом всё тонуло в матово-серой глубине. Даже звуки сочились, словно через преграду.
:Валя выпила водки, придя с кладбища, и ушла на самое глубокое дно своей души, где была тягучая липкая пустота. Девочки из бригады убирали со стола, мыли посуду, накормили мальчишек, пришедших из школы. Виктор принёс два ведра угля и ушёл колоть дрова.
Равнодушно, с каким - то тупым отчаяньем, стирала, гладила. На другой день с утра начала переклеивать обои, будто важней в мире ничего не было, но вдруг обильные слёзы потекли по щекам. Она упала на диван-кровать, не сняв старых валенок. Виктор испугался, а старушка-соседка сказала, что это хорошо, но нужно обязательно сходить в церковь.
Она шла, и неудержимо плакала до самой школы. Потом увидела обмёрзшее солнце, сверкающий иней на ветках клёнов у редакции районной газеты. С проводов планировали куски кружев. Жесткое небо прогнулось над деревней серенькой сферой. Подтаявшей льдинкой висела луна. Лебедева легко вздохнула.
В церкви Валя не была, но вдруг в неё вторглась мысль, что теперь станет жить очень нужным для всех человеком. Только надо забыть о своей цели, о своих желаниях. Врачом не станет, а будет жить обыкновенно, не пытаясь никому ничего доказывать.
Сельская церковь строилась медленно. Ещё не было крыльца, ещё торчал из снега купол звонницы, но службы шли. Венчались пары и крестились нервные младенцы. Виктор и Лебедева остановились.
:Валя взяла фанерную кособокую лопату, стоящую у свежего штабеля досок, и сноровисто принялась соскребать с временных неаккуратных ступеней, снег, натоптанный равнодушными селянами.
Виктор помогал, но Лебедева строго посмотрела в его грустно-виноватые глаза и продолжала нужную ей работу. Вышел батюшка - молодой симпатичный в ласковой мягкой ржавенькой бородке вокруг выступающих щёк. На нём чёрное длинное платье и норковая шапка. Привычно-ловко перекрестил Лебедеву, сунул ей к лицу руку с редкими рыжими волосками - проволочками на пальцах. Валя зачем-то приблизила свои горькие, от прошедшей скорби, губы к теплым пальцам незнакомого человека - попа.
Виктор зло выщелкнул окурок в сторону лежащего в снегу куполка будущей звонницы, и пошел жить другой жизнью, для братьев той, которая продолжала ухаживать за церковным крыльцом.
Your rating: Нет