Ф. Кемпийский

Книга эта нечто вроде учебника, написанного для христианина, монаха и аскета, чтобы помочь ему пройти путь святости и помочь в общении с богом. По композиции она представляет из себя свод неких правил, густо настоенных на опыте христиан. В качестве примера приводится жизнь Христа и одним из главных правил христианину советуется тщательно читать Писание и поступать согласно опубликованным там примерам. Книга воодушевлена идеей возможности непосредственного общения с Христом и богом.
Впервые книга вышла в 1418 году на латинском языке, анонимно, что породило споры об ее авторстве, полностью не утихшие до сих пор (вопреки приписки в конце рукописи, хранящейся ныне в Брюсселе: "Не спрашивай, кто сказал, спрашивай, о чем сказано"). Книга сразу же приобрела популярность, причем после раскола западной церкви на правоверную и протестантскую части, последние, хотя и не без некоторых колебаний, приняли книгу, и сегодня точно так же она входит в священный круг их чтения, как и у католиков.
Количество изданий и переизданий этого труда постоянно растет. Если в 1838 году подробный библиографический справочник по "Подражанию" насчитывал ок 400 изданий, то сегодня это число перевалило за 2000. В одном Британском музее имеется коллекция из 1000 изданий. Ученый Де Бейкер приводит такие цифры: книга издавалась 545 раз на латинском и 900 на французском языке.
Одним из первых "новых", то есть современных языков, который удостоил своих читателей радости подражать Христу на родной мове, был немецкий (1434), вскоре появился и его французский собрат -- 1447 год, когда еще полыхала Столетняя война. А впервые напечатана книга была на каталанском языке в 1482 в Барселоне. В 1488 в Тулузе был напечатан и французский перевод. Какое значение эксплуататорские классы придавали этой книге, свидетельствует, что в переводе на английский язык участвовала мать и бабка королей Генриха VII, того самого, который в борьбе за власть истребил пол-Англии, и Генриха VIII, того самого, что был многих жен супругом и умер от сифилиса. Классно она их научила подражать Христу.
На русский язык самый авторитетный перевод сделал Победоносцев (1898), который "над Россией простер совиные крыла/И не было ни дня ни ночи/Лишь только тень огромных крыл". И почто все мракобесы так возлюбили кроткого Фому? Что касается Победоносцева, то будучи обер-прокурором Синода и фактически правителем России, он предпринял целую серию священных переводов, чтобы отвратить наш народ от разного рода пагубных идей: от либерализма до марксизма. Кстати, литературоведы очень высоко оценивают этот перевод, как умелое соединение торжественности церковнославянской лексики с простой и живостью современного русского языка.
Не счесть числа знаменитостей, которые не просто читали книгу, но буквально чуть ли не исследовали на просвет каждую ее букву. П. Корнель в 1651 году написал нечто вроде стихотворного пересказа "Подражания", книгу изучал Ньютон -- это когда он уже отошел от науки и полностью ударился в религию, был знаком с трудом и Лейбниц, но последнему больше нравился корнелевский перевод. Ее читали Уэсли и Ньюмен, первый дочитался до того, что основал новую секту -- методистов -- главным принципом которой как раз и было методичное и регулярное чтение Писания, а второй, будучи архиепископом англиканской церкви, вновь подался в католики. А английский генерал Гордон возил с собой во всех походах карманный экземпляр "Подражания". В том числе и во время войны в Судане, когда он применил для подавлении движения махдистов тактику выжженной земли. Пожжет-пожжет землю вместе с ее обитателями, поподражает Христу -- и снова берется за свой нелегкий поджигательский труд.
Наш Николай Васильевич Гоголь совершенно спятил на "Подражании" и рекомендовал его всем и каждому, до того достав своих друзей и доброхотов, что даже всегда лояльный к нему Жуковский на настойчивые просьбы заняться Фомой раздраженно написал, что он де познакомился с книгой, когда еще Гоголь и на свет не появился.
Точно также всем знакомым и незнакомым навязывал "Подражание" А. Мицкевич, утверждая, что в книге содержится вся необходимая для человека мудрость, а то, что пишут ученые, в т. ч. и Коперник -- излишне. "Всякий человек по природе стремится к знанию, но что дает знание без страха Божия?" -- эту фразу из Фомы Адам поместил над рабочим столом в своем кабинете.
Книга оказала влияние даже на такого богохульника как Я. Гашек, который, как показывают его рассказы, весьма был начитан в ней. В одном из рассказов писателя дядя-патер увещевает племянника о необходимости целомудренной жизни с настойчивыми цитатами из Фомы. Племянник, студент-балбес, внимательно слушает дядю, даже где-то утирает слезу и кротко соглашается: "Да надо быть скромнее в желаниях. Когда судили сводню, она сказала: 'Учтите, господин судья, у меня 5 взрослых дочерей, а я всего только одну продала в публичный дом'". "Язычник проклятый," -- откомментировал дядя и выругался отнюдь не в духе Ф. Кемпийского.
Во время Второй мировой войны польское правительство, сбежав в Лондон, отпечатало "Подражание" громадным тиражом и рассылало его вместо денег и оружия в оккупированную Польшу и в российские лагеря для польских военнопленных и в Африку и Америку, везде куда политические бури тогда забросили поляков.
В наше время наблюдается невиданный взмах интересов к этой книге. Российский сегмент Интернета предоставляет ее текст всем желающим: на латинском и русском языках. И ведь читают, и даже кое-что пописывают в форуме.
Your rating: Нет Average: 4 (4 votes)

Спасибо

sokol аватар
Спасибо

Познавательно...

oleg1251 аватар
Познавательно...